iером. Серафимъ РПЦЗ(В)

Го́споди Iису́се Хрiсте́, Сы́не и Сло́ве Бо́жiй, Богоро́дицы ра́ди, поми́луй мя.

Previous Entry Share Next Entry
Святитель Игнатій «Письма къ разнымъ лицамъ».
oseraphim
       I-ое письмо къ нѣкоторому священно-иноку, находящемуся въ скорбныхъ обстоятельствахъ.
       П
ри нынѣшнихъ обстоятельствахъ человѣческіе пути къ вспоможе́нію Вамъ – заграждены́. Таково мнѣніе, не только мое, но и тѣхъ, знающихъ Васъ и помнящихъ, съ которыми я счелъ полезнымъ посовѣтоваться. Нельзя уклониться ни направо, ни налѣво: на́добно по необходимости идти путемъ тѣснымъ и прискорбнымъ, который предъ Вами внезапно открылся по неисповѣдимымъ су́дьбамъ Божіимъ.
       Такое положеніе мнѣ не незнакомо. Не разъ я видѣлъ полное оскудѣ- ніе помощи человѣческой; не разъ былъ предаваемъ лютости тяжкихъ обстоятельствъ; не разъ я находился во власти враговъ моихъ. И не подумайте, чтобъ затруднительное положеніе продолжалось какое-нибудь краткое время. Нѣтъ! такъ протекали годы; терялось тѣлесное здоровье, изнемогали подъ тяжестію скорбнаго бремени душевныя силы, а бремя скорбе́й не облегчалось. Едва проходила одна скорбь, едва начинало проясняться для меня положеніе мое, какъ налетала съ другой
       
стороны неожиданная, новая туча, – и новая скорбь ложилась тяжело на душу, на душу, уже изможде́нную и утонченную подобно паутинѣ, предшествовавшими скорбя́ми.
       Теперь считаю себя преполови́вшимъ дни жизни моей. Уже видѣнъ противоположный берегъ! уже усилившаяся немощь, учащаюшіеся неду́ги возвѣщаютъ близость преселенія! Не знаю, какія бури еще предстоятъ мнѣ, но оглядываюсь назадъ, – и чувствую въ сердцѣ невольную радость. Видя многія волны, чрезъ которыя преплыла душа моя, видя опасныя мѣста, чрезъ которыя перенеслась ладья моя, радуюсь невольно. Сильные вѣтры устремлялись на нее: многіе подводные камни подстерегали и навѣ́товали спасеніе ея́, – и я еще не погибъ. По соображенію человѣческому погибнуть надо бы давно. – Увѣря́юсь, что велъ меня странными и трудными стезя́ми непостижимый Промыслъ Божій; увѣря́юсь, что Онъ бдитъ надо мною и какъ бы держитъ меня за руку Своею Всемогущею Десницею. Ему отдаю́сь! пусть ведетъ меня куда хочетъ; пусть приводитъ меня, какъ хочетъ, къ тихому пристаннщу и́дѣже нѣсть болѣ́знь, ни печа́ль, ни воздыха́ніе. Вижу многихъ, называемыхъ счастли́выми – и безъ цѣны́ для сердца моего жребій ихъ. Лежатъ мертвецы въ гробахъ мраморныхъ и деревянныхъ съ одинаковою безчувственностію: одинаково безчувственны они, какъ къ великолѣпному памятнику, воздвигнутому тщеславіемъ и невѣ́дѣніемъ Хрiстіанства, такъ и къ смиренному деревянному Кресту, который водрузила вѣра и бѣдность. Одинаково они жертвы тлѣнія. Очень похожи на мертвецовъ земные счастли́вцы, мертвые для Вѣчности и для всего духовнаго. Мертвыми нарекло ихъ Еνангеліе. Возгласимъ славу Божію въ странѣ и обществѣ живыхъ!
       Шествіе къ Истинному знанію Бога непремѣнно требуетъ помощи отъ скорбе́й: непремѣнно нужно умерщвленіе сердца для міра скорбя́ми, чтобъ оно могло всецѣло устремиться къ исканію Бога. Богъ, кого отдѣляетъ въ ближайшее служеніе Себѣ, въ сосудъ духовныхъ дарованій, тому посылаетъ скорби [Св. Исаакъ Сирскій]. Онъ, едва открылся Паνлу, какъ уже опредѣляетъ ему въ удѣлъ страданія, возвѣщаетъ о нихъ. Азъ скажу́ ему́, ели́ка подоба́етъ ему́ о и́мени Мое́мъ пострада́ти (Дѣян. 9:10), говорилъ Господь о вновь и́збранномъ Апостолѣ! Люди, наносящіе скорбь, и скорбныя обстоятельства – только орудія во Всемогущей Десни́цѣ Божіей. Власы́ главъ нашихъ изочтены́ у Бога; ни одна изъ птицъ безсловесныхъ не падаетъ безъ воли Творца своего: неужели безъ этой воли могло приблизиться къ Вамъ искушеніе? – Нѣтъ! оно приблизилось къ Вамъ по попущенію Бога. Недремлющее Око Промысла постоянно бдитъ надъ Вами; Всесильная Десница Его охраняетъ Васъ, управляетъ судьбою Вашею. По попущенію, или манове́нію Бога приступили къ Вамъ скорби, какъ мучители къ Мученику. – Ваше зла́то вве́ргнуто въ горни́ло искушеній: оно выйдетъ оттуда чище и цѣннѣ́е. Люди злодѣйствуютъ въ слѣпотѣ своей, а Вы содѣ́лываетесь на Землѣ и на Небѣ причастникомъ Сына Божія. Сынъ Божій говоритъ Своимъ: Ча́шу, ю́же Азъ пію́, испіе́та. Не предавайтесь печали, малодушію, безнадежію! Скажите, Честнѣ́йшій Отецъ, Вашимъ унывающимъ по́мысламъ, скажите Вашему пронзе́нному скорбію сердцу: Ча́шу, ю́же дае́тъ ми Оте́цъ, не и́мамъ ли пи́ти отъ нея́? Не подаетъ эту чашу Каіа́фа, не приготовля́ютъ ее Іуда и Фарисеи: все совершаетъ Отецъ! Люди, произвольно слѣдующіе внушеніямъ своего сердца, дѣйствующіе самовластно, не престаю́тъ при томъ быть и орудіями, слѣпыми орудіями Божественнаго Промысла, по безконечной премудрости и Всемогуществу этого Промысла. Оставимъ людей въ сторонѣ: точно – они посторонніе! Обратимъ взоры наши къ Богу, повергнемъ къ ногамъ Его воздыма́ющіеся и мяту́щіеся помыслы наши, скажемъ съ благоговѣ́йною покорностію: «Да будетъ воля Твоя!» Этого мало! облобыза́емъ Крестъ, какъ зна́меніе Хрiстово, руково́дствующее ученика Хрiстова въ Царство Небесное. Былъ повѣшенъ на крестѣ разбойникъ, упоминаемый въ Еνангеліи: былъ повѣшенъ, какъ разбойникъ, а съ креста переселился на Небо, какъ Исповѣдникъ. Люди побива́ли Стефа́на камня́ми, какъ богохульника, а по суду Божію ему отверза́лось Небо, какъ живому храму Святаго Духа. Былъ прину́жденъ Святитель Тихонъ Воронежскій, обвиненный въ горячности нрава, перейти съ Престола Епископскаго въ стѣны тихой Обители, – и Обитель, пребываніе въ которой Святаго Пастыря имѣло наружность изгнанія, внушила ему посвятить себя молитвеннымъ и другимъ подвигамъ иноческимъ. Святые подвиги доставили ему нетлѣнное и негиблющее сокровище праведности во Хрiстѣ, славу отъ Хрiста на Небѣ и на Земли. Всегда поражала меня участь Святителя Тихона; примѣръ его всегда испускалъ утѣши́тельные и настави́тельные лучи въ мое сердце, когда сердце мое окружалъ мракъ, производимый скопля́ющимися тучами скорбей. Я убѣжденъ, что однѣ иноческія занятія могутъ съ прочностію утѣшать человѣка, находящагося въ горнилѣ искушеній. Рекомендую Вамъ сочиненія Св. Марка Подвижника, находящіяся въ 1-й части Добротолюбія: онѣ доставляютъ духовное утѣшеніе въ ско́рбяхъ; а для молитвеннаго занятія – Иси́хія, Филоѳе́я и Ѳеоли́пта, помѣщенныя во 2-ой части той же книги. Простите, что позволяю себѣ совѣтовать Вамъ! Примите это, какъ признакъ участія, какъ признакъ искренности, извлекаемыхъ изъ души моей состраданіемъ къ Вамъ. Иначе я не ввѣрилъ бы Вамъ таинъ, которыя скрываю и которыя до́лжно скрывать въ глубинѣ души, чтобъ драгоцѣнные бисеры духовные не были по́праны лю́бящими и дорого цѣня́щими одно лишь свое болото. Изложенными въ этомъ письмѣ мыслями и другими, имъ однородными, почерпа́емыми въ Священномъ Писаніи и въ сочиненіяхъ Святыхъ Отцовъ, я питался и поддерживался. Безъ поддержки, столько сильной, могъ ли бы устоять противъ лица скорбе́й, которыя попускалъ мнѣ Всеблагíй Промыслъ, которыми отсѣкалъ меня отъ любви къ міру, призывалъ въ любовь къ Себѣ. Скорби мои, по отношенію къ слабымъ силамъ моимъ, были немалыя, не сря́ду встрѣчающіяся въ нынѣшнее время. То, что не вдругъ могли меня сломить, лишь усиливало и продолжало мученія: вмѣсто того, чтобъ сломить въ нѣсколько дней, или нѣсколько часовъ, ломали меня многіе годы. Въ этихъ скорбя́хъ вижу Божіе благодѣя́ніе къ себѣ; исповѣдую даръ Свыше, за который я долженъ благодарить Бога болѣе, не́жели за всякое видимое мною въ другихъ земное, мнимое счастіе. И это мнимое счастіе, какъ ни низко (оно пло́тское!), – могло бы быть еще завиднымъ, еслибъ было прочно и вѣчно. Но оно превратно, оно мгновенно, – и какъ терзаются при его измѣнахъ, при потерѣ его, избалованные имъ. Оно непремѣнно должно разрушиться, отняться неумолимою и неотвратимою смертію: ни съ чѣмъ не сравнимо бѣдствіе, съ которымъ внезапно встрѣчаются во Вратахъ Вѣчности воспитанники мнимаго, земнаго счастія! Справедливо сказалъ Святый Исаакъ Сирскій: «Міръ – блудни́ца: онъ привлекаетъ красотою своею расположенныхъ любить его. Уло́вленный любовію міра и опутанный имъ, не возмо́жетъ вырваться изъ рукъ его, доколѣ не лишится живота́ своего. Міръ, когда совершенно обнажитъ человѣка, – изводитъ его изъ до́му его (т.-е. изъ тѣла) въ день его смерти. Тогда человѣкъ познае́тъ, что міръ – льстецъ и обманщикъ».
       Дайте руку: пойдемъ за Хрiстомъ, каждый неся Крестъ свой, и имъ израбо́тывая свое спасеніе. 1847 годъ, Се́ргіева Пу́стынь.

       II-ое письмо къ иноку, терпѣвшему скорби въ общежитіи, – думавшему, что онѣ препятствуютъ его преуспѣя́нію, и потому пожелавшему глубокаго уединенія.
       Г
дѣ-бы я ни былъ, въ уединеніи-ли, или въ обществѣ человѣческомъ, свѣтъ и утѣшеніе изливаются въ мою душу отъ Креста Хрiстова.
       Грѣхъ, обладающій всѣмъ существомъ моимъ, не престае́тъ говорить мнѣ: сни́ди со Креста́.
       Увы! схожу съ него, думая обрѣсти правду внѣ Креста, – и впада́ю въ душевное бѣдствіе: во́лны смущенія поглощаютъ меня. Я, сошедши съ Креста, обрѣтаюсь безъ Хрiста.
       Какъ помочь бѣдствію? Молюсь Хрiсту, чтобъ возвелъ меня опять на Крестъ. Молясь и самъ стараюсь распяться, какъ нау́ченный самы́мъ опытомъ, что не распятый – не Хрiсто́въ. На Крестъ возводитъ вѣра; – низво́дитъ съ него лжеиме́нный разумъ, исполненный невѣрія.
       Какъ самъ поступаю, такъ совѣтую поступать и братіямъ моимъ!
       Что еще прибавить? Прибавлю: «блаженъ мужъ, и́же прете́рпитъ искушеніе». «Искуше́нъ бывъ, можетъ и искуша́емымъ помогать». Желаю, чтобъ эти слова Священнаго Писанія сбыли́сь надъ вами. А вы – утѣшьтесь! Не малодушествуйте отъ того, что побѣдились бранью: это къ духовному иску́су, или опыту, и къ смиренью. Миръ вамъ! Еще скажу общій путь подвижниковъ – терпѣніемъ между человѣками уврачева́ть немощь чувствъ, узрѣ́ть Промыслъ Божій, и войти въ умную молитву. Иной, по особенному смотрѣнію Божію, вошелъ иначе; – мы должны идти по общему пути. Прочитайте объ этомъ 55-ое слово Св. Исаака къ Преподобному Симео́ну Чудотворцу. Иные находятъ, что уединеніе – ближа́йшее средство къ духовному успѣху; а другіе говорятъ, что приводитъ въ духовный успѣхъ – любовь къ ближнему. Моему сердцу болѣе нравится послѣднее; потому что любовь къ ближнему – непремѣнный долгъ каждаго; а къ безмолвію – способны немногіе.

       III-iе письмо къ нѣкоторой инокинѣ, измѣнившей свое правило молитвенное бо́льшее на ме́ньшее, но внимательное, и ощутившей отъ этого пользу душевную.
       Н
а ваше благословеніе дня, въ который вы ощутили, что Господь яви́лъ вамъ особенную Свою милость, и я отвѣчаю такъ: Благословенъ Богъ Отецъ Свѣта, отъ Котораго всякое дая́ніе бла́го и всякъ даръ соверше́нъ! Люди, сѣдящіе во тмѣ и сѣ́ни смертней, Свѣтъ возсія́ имъ, то-есть, Хрiстосъ въ Его Истинномъ Ученіи.
       И опять – начинаю славословить, благодарить Бога! Благословенъ Богъ, облегчившій вамъ переходъ отъ самочи́ннаго образа жизни къ другому, который ближе къ Преда́нію Святыхъ Отцовъ. Безмолвствующему какъ-то не свойственно многословіе и въ само́мъ молитвенномъ правилѣ. Хотя всѣ человѣки созданы по образу Божію, но въ этомъ отношеніи безмолвникъ есть осо́беннѣйшій, точнѣ́йшій образъ Божій. Посмотрите, – чтó говоритъ Еνангелистъ Іоаннъ о Богѣ: – отъ Вѣчности Онъ довольствовался единымъ Своимъ Словомъ!... Утѣшеніе, которое – надѣюсь на милость Божію – прозя́бнетъ изъ настоящаго вашего дѣ́ланія, подтвердитъ вамъ эту Истину. Оно будетъ со временемъ требовать, чтобъ вы еще болѣе стряхнули съ себя листья для плодо́въ.
       Къ смертной памяти – полезно принуждать себя, хотя бы сердце и отвращалось отъ нея́. Она – даръ Божій, а понужденіе наше къ ней – только свидѣтельство искренности нашего желанія имѣтъ этотъ даръ. При понужде́ніи себя нужно и молиться: «Господи, даждь ми память смертную». Таково объ этомъ предметѣ ученіе Макарія Великаго, Исаака Сирскаго и прочихъ Великихъ Отцовъ: вы найдете его и въ драгоцѣнной книжкѣ Нила Со́рскаго.
       О любви къ ближнему мы знаемъ изъ ученія Отцовъ, что она бываетъ двухъ родо́въ: естественная и Еνангельская, или о Хрiстѣ. Естественная насаждена́ въ насъ при нашемъ сотвореніи, и потому непремѣ́нно есть въ каждомъ человѣкѣ. Она повреждена, какъ и прочія благíя свойства, паденіемъ, или прародительскимъ грѣхомъ; а потому въ каждомъ человѣкѣ подвержена́ бóльшимъ или меньшимъ, краткимъ или продолжительнымъ измѣненіямъ. Хрiстосъ, исцѣляющій всѣ наши недуги дивнымъ образомъ, исцѣляетъ и поврежденную любовь: заповѣдуетъ Себя – Господа любить въ человѣкахъ. Этимъ Онъ возводитъ любовь на высочайшую степень горя́чности, да́руетъ ей чистоту, духовность, святыню, – и погашается пламенемъ любви о Хрiстѣ нестройный, дымный пламень пло́тской любви – любви смѣшанной, составленной изъ мечтательнаго, несуществующаго наслажденія и жестокаго, убійственнаго мученія. Ощущеніе духовной любви водило перомъ Св. Іоанна Лѣ́ствичника, когда онъ сказалъ: «Любовь къ Богу погашаетъ любовь къ родителямъ и прочимъ близкимъ по плоти; – говорящій, что имѣетъ ту и другую любовь, обольщаетъ себя». Также онъ оказалъ въ 15-й степе́ни: «Огнь погашается огнемъ, то есть, любовь плотска́я любовію Божественною». Когда мы разсмотримъ себя со вниманіемъ, то увидимъ съ Божіею помощію (на такое видѣ́ніе нужна помощь Божія! такое видѣ́ніе – даръ Божій!), что наиболѣе имѣемъ любовь естественную, а Еνангельскую должны еще стяжава́ть. Это самое разумѣль я, когда писалъ вамъ, что Еνангелію отъ Іоанна предшествуетъ Еνангеліе отъ Матѳея. Еνангеліе отъ Іоанна говоритъ наиболѣе о любви къ Богу, о смотрѣніи Божіемъ, ясномъ для однихъ очи́щенныхъ. Очищается же человѣкъ, входитъ въ видѣ́ніе Бога и любовь къ Нему – любовію о Хрiстѣ къ ближнему, или любовію Хрiста въ каждомъ ближнемъ, а въ чу́ждомъ Хрiстіанства и Хрiста, – любовію къ образу Божію. И лишенный славы Хрiстіанства не лишенъ славы человѣчества, – есть образъ Божій!
       Вы отнеслись ко мнѣ ради Бога для пользы души вашей; я – также ради Бога – располагаюсь говорить вамъ то, что сочту истиннымъ и душеполезнымъ. Шествуя къ Господу путемъ ума и сердца, желая встать предъ величествомъ Его непреступной славы, лицемъ къ лицу, не будьте разумны и многосвѣ́дущи. Для Него пріятнѣе младенческое лепета́нье души, ума́лившейся, такъ сказать, отъ зрѣнія множества не́мощей своихъ, не́жели краснорѣчивое витíйство души, напы́щенной самомнѣніемъ. Апостолъ Паνелъ сказалъ о себѣ: Не суди́хъ себе́ вѣ́дѣти ничто́же, то́чію Іису́са Хрiста́, и Сего́ ра́спята. А для меня предовольно, если я позна́ю, что я грѣшникъ. Довольно мнѣ будетъ этого знанія! оно, прикасаясь – какъ жезлъ Моνсеевъ къ камню – къ моему ожесточенному сердцу, будетъ изводи́ть живую струю слезъ. Плачъ мой предъ Господомъ моимъ предпочитаю всей земной мудрости, – и грѣхъ мо́й предо́ мно́ю есть вы́ну! Грѣхъ мой – пе́рвенствующій предметъ моего духовнаго созерцанія!..
       Въ письмахъ вашихъ ко мнѣ, не будьте умны́, краснорѣчивы, свѣ́дущи въ Писаніи. Будьте бу́и! изъ премудрой сдѣлайтесь бу́йею, чтобъ стяжать Истинную Премудрость – смиренномудріе, въ которомъ обиліе духовнаго разума. И я, грѣшникъ, въ отвѣтъ вамъ буду произносить обнаженное, безлестное слово сердца, пріятное одною искренностію и, можетъ быть, Истиною. Отсе́лѣ, вкусивъ его, познайте, что сказанное мною, сказано – ради Господа.
       Прошу вашихъ святыхъ молитвъ о глаголющемъ и нетворящемъ, чтобъ произносимое мною слово, послужило мнѣ во спасеніе, а не во осужденіе. – Аминь.

       V-ое письмо къ тому же лицу: о памяти смертной; повтореніе совѣта не перемѣня́ть мѣстожительства; взглядъ – на себя, по отношенію къ лицамъ просящимъ духовнаго совѣта; о молитвенномъ правилѣ; о молитвѣ за еретико́въ; молитва и плачъ – о своемъ мертвецѣ.
       Ч
то можетъ быть тяжелѣе состоянія души, томи́мой искушеніями? Это пребываніе во а́дѣ, въ вѣчныхъ мукахъ. Воспоминаніе о нихъ облегчаетъ здѣ́шнія искушенія. «Врагъ мой, – говоритъ (въ Лѣ́ствицѣ) уныніе, – есть память смертная» [«Лѣ́ствица», Слово 13, гл. 15]. Вспомните объ обществѣ бѣсо́въ во а́дѣ и – люди покажутся вамъ добрыми; вспомните о мукахъ во а́дѣ и – искушенія сдѣлаются для васъ легкими.
       Если помыслъ вашъ отстраняетъ примѣръ затворника рукою смиренія, по крайней мѣрѣ такимъ ка́жущагося по наружности, то послушайте совѣтъ Святаго Іоанна Лѣ́ствичника, говорящаго въ 4-ой степе́ни своей Лѣствицы такъ: «Легко рѣшающіеся на прехожде́ніе съ мѣста на мѣсто вполнѣ неискусны: и́бо ничто́ такъ не дѣлаетъ душу безплодною, какъ нетерпѣніе... Преходя, ты можешь потерять то искупленіе, которымъ тебя искупилъ Хрiстосъ». Св. Григорій Сина́йскій уподобля́етъ преходя́щихъ съ мѣста на мѣсто пересаживаемымъ дре́вамъ, при каждой пересадкѣ находящимся въ опасности погибнуть, а уже непремѣнно теряющимъ значительную часть силы своей. По всему, что ощущаю изъ письма вашего, и по всему, что вижу изъ Святыхъ Отцевъ, не даю вамъ совѣта къ прехожде́нію. Для отрады же души вашей, совѣтую съѣздить въ Ники́форовскую Пу́стыню Олоне́цкой епархіи къ Старцу Исаіи. Его бесѣда будетъ вамъ отрадна, и, думаю, что онъ подтвердитъ мой совѣтъ вамъ и скажетъ вамъ съ откровенностію, что помыслы ваши о прехожде́ніи ни что иное, какъ злохитрое совѣтованіе бѣсовское.
       Чему уподобить слово, теперь мною вамъ произносимое, ради Господа, къ пользѣ души вашей? – Уподоблю васъ, и прочихъ желающихъ спастись, въ числѣ которыхъ, прельщая себя, думаю, что нахожусь и я, – путникамъ, идущимъ по дорогѣ. Путь этотъ всегда былъ тѣсенъ и прискорбенъ, но нынѣ еще прибавилось на немъ неудобство – недостатокъ въ хлѣбѣ. Этотъ недостатокъ такъ великъ, что многіе, замѣ́тя въ моей сумкѣ нѣсколько заплеснѣвшихъ кусковъ, просятъ, чтобы я ими подѣлился. И дѣлюсь, – а кто возвратитъ мнѣ заплеснѣвшій кусокъ, беру съ прія́тностію, и́бо думаю, что и принимающіе такую гнусную снѣдь, принимаютъ по крайней нуждѣ. Прошу васъ считать такими слова мои и не связываться ими, а если захотите быть связаны ими, то свя́житесь, и милосердый Господь, по вѣрѣ вашей, си́ленъ извести васъ на свободу, которую ощутивши, возрадуетесь о обрѣте́ніи сокровища некрадо́маго. – Если будете у о. Исаіи, то прочтите ему и письма мои къ вамъ, – какъ дѣ́лателю, имѣющему опытъ, чтобъ «при уста́хъ двухъ свидѣтелей сталъ предъ вами твердымъ всякъ глаго́лъ», произнесенный о Господѣ.
       Относительно правила молитвеннаго – знайте, что оно для васъ, а вы не для него, но для Господа. Почему имѣйте свободу съ разсужденіемъ. При не́мощи убавля́йте, при силѣ прибавляйте – то и другое съ умѣренностію и осторожностію: потому что мы крайне не́мощны, и окружены та́тями и убійцами отвсюду. Когда вы не бываете въ церкви, то читайте правило, прописанное вами: я его одобряю, по крайней мѣрѣ до времяни, когда окаянному моему сердцу, въ случаѣ вопрошенія вашего, извѣстится – что измѣнить.
        О еретикахъ воспрещено́ молиться, какъ бы о членахъ, принадлежащихъ къ Церкви, почему и вынимать о нихъ частицы, какъ изображенія участія въ Церкви – не до́лжно; молиться же о обращеніи ихъ – можно. Имѣющій своего мертвеца, о немъ плачетъ, о немъ молится. Заключенные въ темницу преступники не могутъ принимать на себя хода́тайства о другихъ преступникахъ. Господь есть Любовь, и столько желаетъ спасенія всѣхъ, что мы и постичь не можемъ. Предоставимъ этой Любви спасеніе наше – и всѣхъ, а съ своей стороны постараемся о томъ, чтó зависитъ отъ насъ – о очищеніи себя. Тогда этого достигнемъ, когда умремъ ко всему – Богу нашему слава!

VI-ое письмо къ той же инокинѣ,
рѣшительно желавшей перейти въ другой монастырь, по причинѣ усилившихся браней.
       Е
сли вы находите, что дальнѣйшее пребываніе въ Старо-Ладожскомъ Никольскомъ монастырѣ для васъ невозможно по усилившимся бранямъ до превышенія силъ вашихъ, то Господь, ради Котораго я совѣтовалъ вамъ пребываніе и противленіе бранямъ, да благословитъ «исходъ» вашъ и «входъ» въ иную Обитель, гдѣ бы вы могли въ мірѣ душевномъ обрѣсти «па́жить» спасительную. Но исходъ вашъ да будетъ о Господѣ. Онъ будетъ таковымъ, когда вы совершите его со смиреніемъ, обвиняя единственно себя, приводя въ причину исхода единственно свою немощь, и укоряя себя, что не могли поступить такъ, какъ Святые Отцы признаю́тъ за лучшее, т.-е. выдержать и побѣдить душевныя брани на мѣстѣ. Тогда входъ вашъ въ иную Обитель можетъ привлечь на себя благословеніе Господа, «не уничижа́ющаго сокрушенныхъ и смире́нныхъ сердцемъ, а гордымъ противля́ющагося!»
       О. Исаія въ настоящее время гоститъ у меня, и я утѣшаюсь, видя въ немъ обильную благодать Божію. – Не вздумаете ли проѣхать до Твери́? Тамъ игуменія В. благонамѣ́ренная и имѣющая духовное знаніе. И климатъ тамъ получше; а климатъ, по замѣчанію Святыхъ Отцевъ имѣетъ сильное вліяніе на тѣхъ особенно, которые проводятъ жизнь безмолвную. – И па́ки – Богъ васъ да благословитъ совершить намѣ́реніе ваше, если оно совершится съ миромъ и смиреніемъ! Если же вы желаете моего грѣшнаго благословенія, то и я заочно благословляю васъ благословеніемъ отъ Господа, отъ Него же всякое дая́ніе благо. Прошу вашихъ святыхъ молитвъ о мнѣ недостойномъ. 10 Февраля 1844 годъ.

VII-ое письмо къ той же инокинѣ.
       П
исьмо ваше я получилъ. Вижу ваше желаніе помѣститься въ Сянде́бской Обители. Хотя оно и представляется мнѣ несбыточнымъ... мало этого! мнѣ представляется, что если вы и получите желаемое, то должны будете оставить Сянде́бскую Обитель: такія неожидаемыя вами непріятности тамъ встрѣтятъ васъ, такія попеченія, такая молва, такое безпокойство! Однако, чтобъ могли вы достовѣрнѣе узнать волю Божію, совѣтую вамъ написать Преосвященному Венедикту, который точно, самый добрый человѣкъ. Вы можете указать въ письмѣ вашемъ на меня, сказать, что я васъ знаю, и что вы просите услышать отвѣтъ его чрезъ меня. – Вы подумали-ли, что вы тамъ будете хозяйкой, что о всякой бездѣлицѣ васъ будутъ спрашивать, что всѣ попеченія о всемъ вещественномъ лягутъ на васъ? Даже въ минуты спокойствія и уединенія, мысль ваша будетъ уклоняться отъ Бога въ размышленія о вещественномъ. Впрочемъ, я не связываю вашей свободы. О. Исаія совѣтуетъ вамъ путь, который онъ самъ проходилъ, на которомъ Господь покрылъ его, но который внѣ общаго закона и на которомъ многіе могутъ преткнуться. – Жительство въ Обители Сырновской уже несравненно будетъ превосходнѣе этого; тамъ попеченія жите́йскія мало васъ будутъ касаться. Если же вы хотите не встрѣчаться съ людьми, то это желаніе неправильное. Когда объ этомъ спрашивалъ Преподобный Дороѳе́й своего Старца А́вву Іоанна Пророка, то Іоаннъ отвѣчалъ, что удаленіе отъ встрѣчи съ людьми весьма вредно для недостигшаго совершенства, потому что скрываетъ отъ него его немощи, открываемыя людьми, и по этой причинѣ, дѣлаетъ его безплоднымъ.
       Относительно правила вашего, нахожу нужнымъ, чтобъ вы читая, какъ Каѳи́змы, такъ Каноны, ра́вно и молитву Іисусову, произносили слова помедленнѣе, напрягая бо́льше вниманіе, чтобъ ни одно слово не было произнесено безъ вниманія. Переходя, такимъ образомъ, отъ количества къ качеству, можете изъ вечерняго правила убавить Каѳизму и нѣсколько поклоновъ, чтобъ умноженіе количества не уменьшило качества. Будьте свободны, зная, что правило для человѣка, а не человѣкъ для правила.
       Миръ Божій да водворяется въ васъ богатно! Перстъ Божій да направитъ пути ваши по премудрой и всеблагой Божественной волѣ!
       Келе́йницѣ вашей – мое грѣшное благословеніе.

VIII-ое письмо къ той же инокинѣ,
остановившейся отъ своего намѣренія перейти въ другой монастырь.
       В
оздадимъ благодареніе Милосердому и Премудрому Промыслителю, остановившему васъ въ перемѣщеніи вашемъ изъ Успенской Ладожской Обители! Если вы разсмотрите мои письма къ вамъ, то увидите, что я былъ вполнѣ противъ вашего перемѣщенія; наконецъ, видя непреклонное намѣреніе ваше перемѣститься, желалъ, чтобъ вы его совершили по крайней мѣрѣ со смиреніемъ, осуждая себя. Нѣтъ ничего лучше мысли о распятіи себя. Ибо   т а к о в ы е   – Хрiстовы! Миръ вамъ! 19 Іюля, 1844 г. [Монахиня Александра Васильевна Васильева, къ которой написаны эти письма, скончалась 23 Аνгуста 1844 г. въ Ладожскомъ Успенскомъ монастырѣ].

IX-ое письмо къ нѣкоторой инокинѣ по случаю кончины ея ближайшаго родственника.
       М
ы, изше́дшіе изъ среды міра въ нѣдро Святыхъ Обителей, этимъ самымъ преднача́ли нашу смерть по пло́ти и жизнь о Хрiстѣ. Бываютъ кончины скоропостижныя; бываютъ кончины при продолжительныхъ болѣзняхъ. Мы съ того времяни, какъ оставили міръ, умираемъ ежедневно, по свидѣтельству Святаго Апостола Паνла. Въ этой смерти видимъ непремѣнное условіе Истинной Жизни. Минута преселенія нашего съ Земли, рожденія нашего въ Вѣчность, для насъ не такъ стра́нна и чу́жда, какъ для тѣхъ, которые живутъ посреди міра, оглушены его шумомъ, пригвождены́ къ нему умомъ и сердцемъ, забыли, что есть смерть, не думаютъ о Вѣчности, долже́нствующей   н е п р и м ѣ н н о   быть и ихъ удѣломъ.
       Узнавъ о смерти ближняго вашего, не преда́йтесь тѣмъ неутѣ́шнымъ рыданіямъ, которымъ обыкновенно предается міръ, доказывающій тѣмъ, что надежда его – только во пло́ти. Ваша надежда – во Хрiстѣ! Пролейте о уме́ршемъ слезы молитвенныя, обратитесь сердцемъ и мыслями къ Тому. Кто одинъ можетъ васъ утѣшить, предъ Которымъ вы должны предстать въ предназначенное вамъ время. Не увлекитесь чѣмъ-нибудь земнымъ: плодъ такого увлеченія, которое – обманчивая, обольстительная мечтательность – тлѣніе. Миръ имѣйте въ Богѣ, предавайтесь съ полною покорностію Его Святой Волѣ. Въ этой Волѣ полнота Бла́гости и Премудрости. Ей поклонимся, припаде́мъ къ стопамъ ея́, вручая ду́ши и тѣла наши Господу. Аминь.

       X-ое письмо къ терпящему скорби при помощи чтенія Слова Божія: о простотѣ; жизнь по Вѣрѣ; разумѣніе Еνангельскихъ Заповѣдей.
       К
акой сладостный плодъ пожина́ютъ погружающіеся умомъ и сердцемъ въ слово Божіе, повѣря́ющіе по глаголамъ Небесной Премудрости опыты своего земного странствованія! Таковы́е достигаютъ того духовнаго едине́нія, котораго желалъ отъ вѣрующихъ во Хрiста Апостолъ Хрiстовъ. Молю́ вы бра́тіе, – писалъ онъ имъ, – да бу́дете утвержде́нни въ томъ же разумѣ́ніи и въ то́й же мы́сли. Сбы́тіе этихъ словъ я ощущалъ въ себѣ, когда читалъ Ваши строки. Ихъ изли́ло сердце, пронзенное многими скорбями, нашедшее отраду въ язвахъ Іисуса! Оно проницательнѣе глядитъ въ бу́дущность, оно яснѣ́е видитъ Промыслъ Божій, истинное назначеніе человѣка, ничтожность, быстрое исчезаніе всего временнаго, су́етнаго. Читая Ваши строки, я какъ будто размышлялъ самъ съ собою. Давно не видимся другъ съ другомъ, не бесѣдуемъ лицемъ къ лицу, пишемъ другъ къ другу не часто, а сближаемся, болѣе и болѣе! Вотъ плодъ ученія Хрiстова. – Письмо Ваше сказало мнѣ, что Вы часто прибѣгаете къ слову Божію и молитвѣ, просвѣщающимъ человѣка. По мыслямъ, которыя рождаются въ душѣ, можно узнавать, какія впечатлѣнія на нее дѣйствуютъ! Принимайте слова́ мои съ простотою сердца: я ихъ произношу отъ искренняго сердца. Въ словахъ моихъ не найдете ничего льстиваго! Льстящіе льстятъ для того, чтобъ уловить, насмѣяться, повредить. Нѣтъ! не имѣю этой гнусной, адской цѣли! Говорю для истины, для любви: языкъ ихъ такъ отличенъ отъ языка, которымъ говоритъ льстивое и лживое человѣкоугодіе!
       Какое условіе Хрiстіанской простоты? Послѣ́дованіе Закону Божію. Добродѣтельный и благонамѣ́ренный не нуждается представляться таковы́мъ; напротивъ того, кто любитъ грѣхъ, чья воля въ грѣхѣ, тому нужна личина. Простоту раждаетъ вѣра. Вѣрующій идетъ путемъ жизни, надѣясь на Промыслителя своего, какъ говоритъ Писаніе: Ходя́й про́сто, хо́дитъ надѣ́яся. Невѣрующій невидитъ Божественнаго Промысла; – думаетъ, что судьба его зависитъ отъ ухищре́ній его разума; – заключая всѣ бла́га въ однихъ бла́гахъ земныхъ, стремясь исключительно къ нимъ, онъ лука́вствуетъ мыслію, словомъ, дѣломъ! Чѣмъ болѣе будемъ углубляться въ Слово Божіе, чѣмъ болѣе будемъ возрастать возрастомъ духовнымъ, тѣмъ болѣе будемъ убѣждаться, что приблизиться къ Богу невозможно иначе, какъ простотою. Въ простотѣ – и вѣра, и чистота совѣсти, и образъ мыслей, назда́нный заповѣ́даніями Вышняго. Одни простосердечные способны преуспѣвать духовно: въ ду́шу злохудо́жную не вни́детъ Прему́дрость, говоритъ Писаніе. Простосердечные подвергаются страданіямъ? Не безъ причины же, Небесный Вертогра́дарь отребля́етъ ло́зы Свои! Онъ видитъ способность ихъ къ плодоно́сію. Вѣтвь безплодная не привлекаетъ къ себѣ Его вниманія и заботъ до той поры злоща́стной, какъ придетъ время отрѣзать ее и выкинуть изъ Виноградника. Такія вѣтви подбираются нищими земли для топлива! Подъ именемъ нищихъ, разумѣю лишенныхъ всякаго блага бѣ́совъ, заботящихся, чтобъ ихъ вѣчная печь горѣла жарче. – Знаменательны приведенныя Вами слова Спасителя: е́же твори́ши, сотвори́ ско́ро. Такой же обширный смыслъ имѣетъ и молчаніе Хрiстово предъ су́діями беззаконными, судившими для того, чтобъ непремѣнно обвинить, чтобъ найти какой-нибудь предлогъ обвиненія Праведнаго для исполненія злобнаго замысла, давно замышля́емаго въ сердцѣ преступномъ, злобномъ и лукавомъ. Посреди́ этого Божественнаго молчанія возгремѣ́ли въ наставленіе наше слова́ Спасителя къ Пилату, слова тихія по наружности, но страшныя, какъ громъ и молнія, по смыслу: Не и́маши вла́сти ни е́диныя на Мнѣ, а́ще не бы ти́ дано́ Свы́ше. Какое глубокое и обширное наставленіе для страдающихъ о Хрiстѣ, науча́ющее ихъ смотрѣть на своихъ Пилатовъ, какъ-бы на бездушное орудіе Промысла Божія, подаю́щаго возлюбленному Своему Чашу Хрiстову, залогъ Блаженства Вѣчнаго со Хрiстомъ. Здѣсь, на Землѣ, совершается уже отдѣленіе пшеницы отъ пле́веловъ, производится Божій судъ надъ ними. Послѣдователь Хрiстовъ стра́ждетъ въ великоду́шномъ молчаніи, познава́я Крестомъ Хрiста, а Пилатъ съ хо́лодностію вопрошаетъ о Истинѣ, не думая и не желая знать о Ней, потому что не хочетъ даже выслушать, дождаться отвѣта. Между тѣмъ Сама Истина – Хрiстосъ ему предстои́тъ въ смиреніи и высокимъ молчаніемъ сказу́етъ о Себѣ. Удиви́ся ра́зумъ мо́й отъ Тебе́, молитвенно взывалъ къ Богу Святы́й Давидъ; удивится Еνангелію и его глубокому Ученію, Ученію Божественному хрiстіанинъ, читающій его съ вѣрою и чистотою совѣсти, при озареніи Свыше. Живыя жизнію, заи́мствованною отъ ветхаго Адама по закону чадоро́дія, находятся въ состояніи паденія; это состояніе свое доказываютъ непрестаннымъ самообольщеніемъ, почитая Землю, мѣсто своего изгнанія – мѣстомъ наслажденій безконечныхъ. Новый Адамъ – Хрiстосъ Крестомъ спасаетъ падшихъ: умерщвля́ется жизнь паденія отъя́тіемъ наслажденій; а изъ нѣдръ этой смерти возникаетъ Жизнь о Хрiстѣ, находящая наслажденіе въ лишеніяхъ. Отсюда преселяется человѣкъ мыслями, желаніями, надеждами на Небо и ожидаетъ съ извѣще́нною вѣрою обѣтова́нія Свыше, обновленія Духомъ Святымъ. Намъ до́лжно странствовать со Хрiстомъ, страдать съ Нимъ, претерпѣва́ть распятіе, вкусить смерть, быть погребе́нными, воскреснуть и вознестись. Этого желаю Вамъ и себѣ; почему произношу вмѣстѣ съ Вами молитву, исполненную духовнаго разума, утѣши́тельнѣйшую: «Господи! соверша́й надъ нами волю Твою; а намъ да́руй мыслить, чувотвовать, дѣйствовать по Твоей волѣ. Одного этого у Тебя просимъ; въ одномъ этомъ заключаемъ всѣ наши желанія и моленія». Аминь.
       Источникъ: «Письма Епископа Игнатія (Брянчанинова) къ разнымъ лицамъ». Выпускъ I. – Сергіевъ Посадъ: Тνпографія Свято-Троицкой Сергіевой Лавры, 1913. – С. 16-18.

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in