iером. Серафимъ РПЦЗ(В)

Го́споди Iису́се Хрiсте́, Сы́не и Сло́ве Бо́жiй, Богоро́дицы ра́ди, поми́луй мя.

Previous Entry Share Next Entry
«Мысли и сужденія о Рускомъ Народѣ» часть 18-ая.
oseraphim
О Рускомъ Народѣ.
(Не путать съ – совѣтскiмъ и федеральнымъ).
1. Наши Кадетскіе корпуса́.
       Два добрыхъ Сербскихъ министра – народнаго просвѣщенія и путей сообщенія достали мнѣ безплатный билетъ до конца настоящаго года по всѣмъ Сербскимъ желѣзнымъ дорогамъ для посѣщенія Рускихъ школъ.
       Немало не медля, я пустился въ объѣздъ послѣднихъ и за краткое время своихъ путешествій посѣтилъ три Кадетскихъ корпуса, двѣ Гимназіи и одинъ женскій Институтъ. Болѣе всего я интересовался корпуса́ми, расположенными какъ разъ въ трехъ противоположныхъ углахъ Королевства; въ каждомъ корпусѣ я гостилъ по три-четыре дня, высиживалъ въ каждомъ по пять цѣ́льныхъ уроковъ и совершалъ Литургіи и Все́нощныя.
       Долженъ признаться, что, какъ воспитанникъ классической Гимназіи эпохи Димитрія Толстого, я, какъ и мои товарищи въ
       
эпоху зеленой юности, взирали на военныя школы нѣсколько свысока́ и думали, что юнкера́ умѣютъ только маршировать и танцевать. Но уже съ начала 20 вѣка пришлось радикально измѣнить такой взглядъ и замѣчать, что школа – военная – лучшая школа въ Росіи, а гражданская – падаетъ стремгла́въ въ сторону безпутства и анархіи; что въ военной школѣ и учатся больше и ведутъ себя лучше, чѣмъ въ гражданской. Послѣднюю развращала постоянная смѣна министровъ и отмѣна классической системы ничѣмъ не замѣненной, а первую подымало нравственное вліяніе высокого друга юношей Великаго Князя Константина Константиновича и со́знанная правительствомъ необходимость поднять образованіе и нравственную дисциплину во всей Арміи.
       Кромѣ того только въ пожилые годы удалось мнѣ понять и оцѣнить значеніе военныхъ традицій – полковы́хъ и школьныхъ, которыя мощно подчиняютъ волю подростка и юноши сперва школьнымъ, а потомъ полковы́мъ идеаламъ, патріотическимъ и даже Религіознымъ.
       Жизненное значеніе этихъ идеаловъ въ Кадетскихъ корпуса́хъ мнѣ пришлось вполнѣ оцѣнить во время помя́нутыхъ посѣщеній послѣднихъ. Именно я убѣдился что эти сотни подростковъ прочню объединены́ патріотическимъ энтузіазмомъ, искренней Религіозностью, любовью къ своей школѣ и къ своимъ педагогамъ, изъ которыхъ нѣкоторыхъ они прямо обажаютъ.
       Правда я и раньше убѣждался во всемъ этомъ черезъ посѣщавшихъ меня кадетъ разныхъ корпусо́въ и черезъ наблюденіе надъ ними въ городѣ и въ церкви Сербской столицы. Особенно трогательное впечатлѣніе производили каде́тики, бѣжавшіе изъ Хабаровска, Харби́на и Шанхая въ гостепріимную Сербію. Послѣ мучительнаго странствованія по Дальнему Востоку вмѣстѣ со своимъ начальствомъ и товарищами истомленные и исхудалые они, какъ тѣни, бродили по Бѣ́лграду, но когда попадали на какое-либо патріотическое собраніе, то при пѣніи Народнаго Гимна тянулись и старались приня́ть побѣдоносный видъ. Я старался посмотрѣть насколько они послѣ довольно продолжительнаго срока странствованія могли втянуться въ жизнъ Сараевскаго и Донского корпусо́въ, по которымъ ихъ распредѣлили и подружиться съ новыми товарищами. Къ своему великому удовольствію я усмотрѣлъ, что они чувствуютъ себя какъ дома: это значитъ, что въ на́званныхъ корпуса́хъ сохранилась атмосфера товарищеской дружбы между учащимися и сердечной любви начальниковъ и воспитателей къ кадетамъ.
       Не въ меньшей степени тѣми же свойствами отличается Крымскій корпусъ, находящійся въ Бѣлой Церкви и живущій преданіями своего излюбленнаго директора Ри́мскаго-Ко́рсакова, которыя новый директоръ съумѣлъ бережно сохранить и подкрѣпить подъемомъ военной дисциплины. Подобная же строгая дисциплина, соединенная съ воинскимъ энтузіазмомъ, сохраняется и въ остальныхъ двухъ корпуса́хъ – въ Сараево и въ Билечѣ, и всѣ три корпуса производятъ особенно отрадное впечатлѣніе усердіемъ воспитанниковъ къ своимъ корпусны́мъ церква́мъ, которыя ихъ трудами украшены съ благоговѣ́йной любовью, что наблюдается впрочемъ и въ Донскомъ женскомъ институтѣ, находящемся въ той же Бѣлой Церкви.
       Извѣстно, что разные виды благороднаго искусства – живопись, пѣніе, стихотво́рство и́здавна больше процвѣтали въ военной школѣ, не́жели во всякой иной; но въ настоящемъ времени наши кадеты превзошли своихъ предшественниковъ по школѣ, несмотря на ту крайнюю бѣдность, въ которую эти школы поставлены условіями бѣженства. Такъ напримѣръ, въ Бѣлоцерко́вскомъ Кадетскомъ Корпусѣ иконы Спасителя и Божіей Матери исполнены съ такимъ мастерствомъ, что могли бы украсить собой любой прихо́дскій храмъ въ Петроградѣ или Москвѣ. Учатся кадеты усердно и успѣшно, въ чемъ я убѣдился, посѣтивъ много уроковъ Закона Божія и побывавъ на урокахъ исторіи и словестности.
       Однако, большинство кадетъ много скорбятъ о томъ, что мало имѣютъ надежды продолжать свое военное образованіе и чувствуютъ себѣ прину́жденными, пройдя военную среднюю школу, поступать въ Университетъ. Сербское Правительство завершило бы свои благодѣянія для Руской эмиграціи, разрѣшивъ кадетамъ поступать въ Сербскія Военныя Училища въ несравненно бо́льшемъ количествѣ, чѣмъ это допускалось до настоящаго времени [Владыка Антоній лично просилъ объ этомъ Короля Александра и Рускимъ кадетамъ былъ открытъ болѣе широкій доступъ въ Сербскую Военную Академію].
       Тѣмъ юношамъ, которые спрашивали меня, не поступятъ ли они противъ совѣсти, переходя, хотя бы временно, на службу другому Государству, я пояснялъ, что, если бы даже Росія оставалась въ прежнихъ легальныхъ условіяхъ, то не было бы грѣха отъ одного Православнаго Государя перейти на службу къ другому, такому же дружественному и Православному Монарху, – тѣмъ болѣе, что и прежняя наша Императорская Армія обнажала оружіе на защиту Славянскихъ странъ чаще, чѣмъ на защиту собственнаго Отечества. И нужно надѣяться, что этотъ драгоцѣнный запасъ военной и патріотической энергіи, который хранится въ современномъ военномъ юношествѣ, не будетъ оставленъ безъ примѣненія къ тому дѣлу, къ которому призываетъ ихъ военное званіе и возвышенное, даже Священное преданіе прежнихъ поколѣній.
       Дѣло это предстояло бы имъ и въ само́й Сербіи и еще въ бо́льшей степени въ нашей Росіи, и́бо, если Господь судилъ ей возродиться, то во главѣ этого возрожденія пойдетъ наша Армія, уже послужившая на своемъ поприщѣ, а также та юная часть ея, которая тоже готовится къ этому служенію въ нашихъ Кадетскихъ корпуса́хъ.
2. Посланіе Рускимъ кадетамъ.
       В
ъ послѣдствіи бѣженское положеніе для Владыки Антонія оказалось настолько тяжелымъ, что у него не было денегъ для того, чтобы купить желѣзнодорожный билетъ и посѣтить учебныя заведенія и онъ личное посѣщеніе замѣнилъ слѣдующимъ Посланіемъ: «Пишу вамъ, юные Хрiстовы воины, съ огорченной душой. Всю Зиму и еще ранѣе Осенью, стремился я лично посѣтить ваши, столь симпатичные Рускому сердцу, кадетскіе корпуса́, помолиться съ вами въ храмѣ Божіемъ, послушать ваше одушевленное пѣніе и побесѣдовать съ вами въ каждой ротѣ.
       Для исполненія такой завѣтной мечты я хлопоталъ о доставленіи мнѣ и моему келейному іеромонаху дарово́го билета, что вначалѣ и было мнѣ обѣщано, но чего не пришлось дождаться, и вотъ я вынужденъ отложить свое посѣщеніе до будущаго учебнаго года.
       Всегда были хороши́ и симпатичны Рускіе кадеты, но за послѣднее время они стали много лучше и симпатичнѣе, причиной тому явилось, во-первыхъ, нравственное вліяніе на кадетскіе нравы свѣтлой личности покойнаго Великаго Князя Константина Константиновича, а во-вторыхъ, пережи́тыя вашими старшими товарищами и вами самыми страданія послѣднихъ лѣтъ – вынужденное бѣгство изъ Отечества, нужда́ и неразрывно связанное съ нею униженіе, болѣзни и обиды. Правда, все это значительно смягчено́ по милости, – точнѣе по милосердію къ намъ – братскаго Народа, благородныхъ нашихъ единовѣрцевъ Сербовъ во главѣ съ ихъ милостивымъ къ Рускому бѣженцу Королемъ: но все же печать скорби, печать страданія легла на ваши молодыя лица. Вашъ нѣжный возрастъ требовалъ бы на ряду́ съ подвигами учебнаго труда и послушанія еще и другихъ безгрѣшныхъ радостей и развлеченій, но немного всего этого испытала ваша юность, омраченная еше семейной нуждо́й, либо даже сиро́тствомъ и одиночествомъ. Правда, и прежде военное званіе и военная служба не обходилась безъ подвига, безъ лишеній, опасностей, а иногда и увѣчья и даже ранней смерти: но тогда вся эта горечь смягчалась мыслью о славѣ Святой Вѣры, Царя-Отца и Матери Родины – славной и побѣдоносной; а теперь Святая Вѣра въ поруганіи, Царя у насъ нѣтъ, а Отечество, родная Русь, стала безутѣшной униженной вдовой, изгнанницей, либо плѣнницей [въ 2017 году будетъ уже 100 лѣтъ богоборческому игу, – прим.].
       Впрочемъ вамъ, любезные юноши и дѣти, двойная честь и слава, что вы не постыдились остаться вѣрными сына́ми и мужественными защитниками своей униженной и опозоренной Матери, а умѣете цѣнить и ея́ прежнюю славу, и ея́ теперешнюю нравственную красоту въ ея́ лохмотьяхъ и тяжкихъ ранахъ, и храните въ своихъ сердцахъ Святую преданность ей и ея́ Вѣрѣ.
       Смягченные добрымъ вліяніемъ Константина Константиновича добрые нравы современныхъ кадетъ и юнкеро́въ освободились отъ естественной молодому возрасту грубости и задору и отъ того, правда, неглубокаго, но все же замѣтнаго налета дворянской спѣси, которая прежде не была чужда́ военной молодежи, но, въ лицѣ новѣйшихъ ея́ поколѣній, заменилась скромной привѣтливостью, мягкостьто обращенія и благожелательностью. Охраняйте въ себѣ эти свойства души, какъ драгоцѣнную святыню и знайте, что, пока они будутъ съ вами, то никакія внѣшнія бѣ́ды не будутъ въ состояніи отдалить отъ васъ того священнаго призванія спасать свою погибающую Родину, то-есть отъ того дѣла, которое совершено́ будетъ именно вами, которое безъ васъ не будетъ исполнено.
       Къ началу Японской войны значительная часть нашего общества была развращена и обладала противоположными качествами: своего она Отечества не любила, а ненавидѣла его и злорадствовала его бѣ́дамъ, почему враги и одолѣли тогда Росію, какъ и въ Великой Европейской войны 1914 года.
       Правда, не Армія, а прима́завшіеся къ ней непрошенные радѣ́тели подъ видомъ сотрудничества задушили ее, обобрали и разгонали, справедливо соображая, что съ погибелью Арміи и Царя, погибнетъ и Росія, что именно имъ и хотѣлось, какъ нѣкоторые изъ Рускихъ писателей открыто тогда сознавались, а теперь томятся въ безплодномъ раскаяніи.
       Но не на этихъ позорныхъ предателей должны быть устремлены ваши взоры, а на тѣхъ героевъ самоотверженнаго патріотизма, которые первые приняли смерть отъ внѣшнихъ и внутреннихъ враговъ Росіи.
Я знава́лъ такихъ героевъ напримѣръ, трехъ братьевъ Пана́евыхъ; они были гусарскими офицерами, но вели образъ жизни праведныхъ монаховъ и были обожаемы солдатами, горько затѣмъ оплакивавшихъ ихъ безвременную кончину на полѣ брани. Впрочемъ, подобныхъ примѣровъ такъ много среди старшихъ братьевъ вашихъ по военной службѣ, что перечислить ихъ совершенно невозможно.
       Всѣ такія увѣща́нія не много бы имѣли силы, еслибы въ вашихъ сердцахъ не было той нравственной закваски, о которой Апостолъ Паνелъ выражался такъ: ма́лая заква́ска ква́ситъ все тѣ́сто (1 Кор. 5:6). А закваска у васъ есть; есть любовь къ Росіи, есть храбрость, есть порывъ къ самоотверженію. Однако, не забывайте и дальнѣйшихъ словъ Апостола: Ита́къ очи́стите ста́рую заква́ску, что́бы быть вамъ но́вымъ тѣ́стомъ (ст. 7).
       Нужно хранить свои идеалы, свои традиціи, но и постоянно очищать ихъ отъ примѣси человѣческаго порока, отъ лѣни и особенно отъ самолюбія и гордости, потому что безъ такого нравственнаго прогресса въ душѣ человѣка, какъ въ остановившемся теченіи рѣки, заводятся всякіе гады и вода теряетъ свою свѣжесть и становится смардной. Напротивъ внутренняя борьба со своими страсти́шками, не только очищаетъ, но и расширяетъ сердце человѣка и привлекаетъ къ нему любовь окружающихъ, да и его самого располагаетъ къ нимъ и самую скромную школьную или полковую жизнь дѣлаетъ поэтичной и радостной среди нужды́ и трудовъ. При такомъ свойствѣ военной службы жизнь военной школы и дружбы, кромѣ прямыхъ воинскихъ заслугъ предъ Отечествомъ, подарила послѣднее огромными поэтическими, литературными и т.п. талантами.
       Лучшіе наши поэты и писатели были по большей части военные (напримѣръ, Достоевскій былъ поручикомъ Инженерныхъ войскъ и многіе другіе); изъ ихъ же среды вышло много ученыхъ, много прекрасныхъ техниковъ, художниковъ, музыкантовъ, пѣвцовъ. Но болѣе всѣхъ другихъ профессій военные идеалисты процвѣтали въ области организаторскаго творчества; какъ на военной, такъ и на гражданской службѣ умѣли они лучше другихъ объединить людей въ общей работѣ, привлекать къ себѣ, одушевлять и призывать на подвигъ. Не одинъ Суворовъ или Кутузовъ повели за собой огромныя Арміи на смертный подвигъ и завоевали для Росіи шестую часть Вселенной: они были бы недостаточно сильны́ для такого дѣла, еслибъ съ ними не шли скромные заурядные работники военнаго и народнаго дѣла, не прославленные въ исторіи, но заложившіе глубокій фундаментъ патріотическаго и Религіознаго энтузіазма въ сердцахъ своихъ учениковъ и своихъ солдатъ.
       Св. Вѣра и молитва возвеличили нравственный образъ нашихъ историческихъ героевъ въ глазахъ Руской Арміи. «Моνсе́евъ жезлъ вообра́жай душе́», читается у насъ на Великопостной службѣ: «ударя́ющій море и огустѣва́ющій глубину́ во о́бразъ Креста Божественнаго, имъ же мо́жеши и ты вели́кая соверши́ти».
       А въ заключеніе позволю себѣ повторить вамъ слова Пушкина, вложенныя имъ въ уста Бориса Годунова въ предсмертномъ наставленіи юному сыну:

                                                               Храни, храни святую чистоту́
                                                               Неви́нности и (дѣ́вичью) стыдли́вость:
                                                               Кто чувствами въ поро́чныхъ наслажде́ньяхъ
                                                               Въ млады́е дни привы́кнулъ утопа́ть,
                                                               Тотъ, возмужа́въ, угрю́мъ и кровожа́денъ,
                                                               И умъ его безвре́менно темнѣ́етъ.

3. Обращеніе къ Руской военной молодежи.
Хрiсто́съ Воскре́се!
       В
ъ этомъ учебномъ году снова мнѣ не суждено́ васъ повидать и поговорить по душа́мъ: доктора́ посылаютъ меня на во́ды съ 1-го Мая ст. ст. на четыре недѣли. А между тѣмъ всегда прису́щее мнѣ желаніе говорить съ вами усты́ ко уста́мъ еще болѣе усилилосъ въ моемъ сердцѣ, когда я увидѣлъ васъ такъ дружно оберега́вшихъ порядокъ передъ Плащани́цей въ Руской церкви въ Бѣ́лградѣ. На вашихъ молодыхъ лицахъ отражалась чистота юности скромная, свойственная лучшимъ представителямъ вашего возраста и общая всѣмъ имъ безхитростность, соединенная съ разумно свѣтящимися глазами.
       Прежде недоброжелатели военнаго воспитанія и военнаго образованія говорили, будто единодушіе, патріотизмъ и храбрость военнаго юношества обусло́вливается ихъ малообразо́ванностью и неспособностью къ критическому мышленію; теперь это уже никакъ нельзя утверждать, потому что здѣсь въ Сербіи въ Рускихъ корпуса́хъ проходится полный гимнази́ческій курсъ и окончившіе его получаютъ пресловутый аттестатъ зрѣлости.
       Помя́нутые недоброжелатели старались вводить всяческія ограниченія спеціально военнаго образованія и военнаго воспитанія въ корпуса́хъ, но понизить военнаго идеализма кадетовъ имъ все же не удалось, а тѣ кадеты, которые за невозможностью поступить въ Военную Академію обращались въ студентовъ Университета, все-таки и въ этой Высшей школѣ вводили между собою нѣкоторые военные порядки и именовались по ротамъ и рода́мъ оружія, хотя, конечно, не могли пользоваться послѣднимъ. Вотъ почему я увѣренъ, что, когда придется снова отвоевывать наше дорогое Отечество, оно получитъ въ лицѣ вашемъ образцовыхъ идеальныхъ офицеровъ.
       Вотъ почему всѣ друзья Арміи и друзья Руской школы должны съ великой бережливостью и любовью по мѣрѣ своихъ возможностей охранять военный духъ нашихъ кадетъ, и́бо въ немъ именно главное основаніе надеждъ Рускаго Народа на побѣдоносный исходъ внутренней освободительной войны, которая не за горами. – Впрочемъ не только такая патріотическая идея притягиваетъ мое сердце къ военному юношеству, готовящемуся вступить въ жизнь. Велика любовь къ Отечеству и ревность объ его славѣ: но есть еще высшая цѣнность на Землѣ, которая соединяетъ ее съ Небомъ. Это спасеніе душъ тѣхъ, съ кѣмъ имѣешь устное или письменное, или особенно молитвенное общеніе.
       И вотъ я молюсь, чтобы не охладѣло въ васъ горѣніе души, столь свойственное юности, чтобы та Святая Плащаница, которую ваши товарищи охраняли въ Бѣ́лградской церкви въ канунъ Св. Пасхи, чтобы она, то есть, точнѣе говоря вѣра въ наше искупленіе и надежда на духовное возрожденіе, не угасала въ вашихъ молодыхъ и горячихъ сердцахъ, чтобы надъ вами осуществились слова Еνангелиста Іоанна Богослова, читаемыя въ день Воскресенія Хрiстова: Ели́цы же прія́ша Его́, даде́ имъ о́бласть ча́домъ Бо́жіимъ бы́ти, вѣ́рующимъ во и́мя Его́, и́же не отъ кро́ве, ни отъ по́хоти плотскíя, ни отъ по́хоти му́жскія, но отъ Бо́га роди́шася.
       Не забывайте же никогда, мои заочные молодые друзья, не забывайте среди житейской нужды́, среди тяжкихъ трудовъ и огорченій, среди униженій и обидъ, что вы, осчастли́вленные Хрiстіанскимъ воспитаніемъ, научившіеся молиться Хрiсту Богу, кромѣ высокопочте́ннаго званія Рускихъ воиновъ имѣете еще званіе, которое превыше всѣхъ земны́хъ званій, званіе Православнаго хрiстіанина, чада Божія, и никогда не считайте себя несчастными, покинутыми, какъ это случается съ нѣкоторыми Рускими. Не забывайте, что за вашей спиной стои́тъ [стояла въ то время, – прим.] многомилліонная Православная Росія, съ которой такъ тѣсно связана ваша душа, ваша жизнь и которая съ мольбой и надеждой простираетъ [простирала, – прим.] къ вамъ свои руки изъ той глубокой бездны грѣха и страданій, въ которую она повержена отступниками отъ Вѣры Хрiстовой, уже 100 лѣтъ тому назадъ, возненавидѣвшими свою Святую Родину. – Да сподобитъ же васъ Господь быть послѣдователями того Милосерднаго Самаряни́на, который спасъ такъ самоотверженно и излечилъ своего ближняго, впавшаго въ руки разбойниковъ. 1928 годъ.

4. Воспитанникамъ Кадетскихъ корпусо́въ Бѣлоцерковскаго и Горажскаго.
       В
идитъ Богъ, какъ мнѣ было грустно убѣдиться въ томъ, что и въ этомъ году, по крайней мѣрѣ этой Осенью, я лишенъ возможности лично посѣтить васъ и побесѣдовать по душѣ о занимающихъ навѣрно васъ вопросахъ вашего будущаго служенія Родинѣ, Арміи и наукѣ.
       Къ прежнимъ помѣхамъ – бѣдности и неудобству сообщеній, теперь присоединилось новое – упадокъ силъ и затрудненіе при ходьбѣ.
       Впрочемъ, не скорблю о томъ, что не могу много ходить и совершать Крестныхъ Ходо́въ, но о томъ, что не могу посѣщать моихъ молодыхъ друзей и дѣлиться съ ними своими Церковными и патріотическими идеалами.
       Если меня спросятъ, почему же я, 68-лѣтній старикъ, такъ люблю молодое общество и какіе могутъ общіе интересы съ нимъ у меня, то я скажу, что въ нѣкоторыхъ отношеніяхъ такое общество для меня ближе и я къ нему ближе, чѣмъ къ средѣ людей зрѣлаго возраста, потому что послѣдніе обыкновенно поглощены интересами эгоистическими, т.-е. добываніемъ себѣ и своимъ семействамъ куска хлѣба или же служебными успѣхами, а зеленая молодежь, особенно въ теперешнемъ стѣсненномъ положеніи, болѣе доступна широкимъ планамъ и высокимъ порывамъ спасенія Родины и даже Православной Религіи.
       Конечно, эти стремленія весьма близки́ построенію воздушныхъ замковъ и въ большинствѣ случаевъ разлетаются подобно такимъ замкамъ; однако, они разлетаются не безслѣдно.
       Скажу болѣе – все, что есть высокаго и благороднаго въ умахъ и волѣ зрѣлыхъ людей, по бо́льшей части имѣетъ своимъ началомъ, своимъ зародышемъ эти самые юношескіе воздушные замки. Воспоминанія о нихъ и являются облагора́живающимъ мотивомъ въ періоды нравственной борьбы съ самимъ собою зрѣлаго человѣка. И если одинъ, два и болѣе случаевъ вспомнится ему, когда онъ такимъ способомъ устоялъ противъ преступнаго искушенія и сохранилъ чистоту души, честность и благородную смѣлость, то такое воспоминаніе уже обратится для него въ нравственную силу, какую показали въ свое время наши Бородинскіе Герои и ихъ подражатели:

                                                                       И клятву вѣрности мы дали
                                                                       И клятву вѣрности сдержали
                                                                       Мы въ Бородинскій бой.

       У кого въ памяти сохраняются такіе высокіе порывы духа, тотъ будетъ способенъ на нихъ и въ зрѣломъ возрастѣ и прославитъ ими и себя и свою Родину; они какъ бы порывомъ возгорѣ́вшагося пламени охватятъ его грудь и сердце и отгонятъ отъ него и животный страхъ за себя и создаваемое лѣностью малодушіе и вложатъ въ его сердце отвращеніе къ пережитымъ нравственнымъ паденіямъ и къ житейской пошлости. Помните, чтó писалъ Пушкинъ:

                                                                       Художникъ варваръ ки́стью со́нной
                                                                       Картину генія черни́тъ
                                                                       И свой рисунокъ – беззаконный
                                                                       На немъ безсмысленно черти́тъ.
                                                                       Но краски ложныя съ года́ми
                                                                       Спада́ютъ ветхой чешуе́й,
                                                                       Творенье генія предъ нами
                                                                       Сіяетъ прежней красото́й.
                                                                       Такъ исчезаютъ заблужденья
                                                                       Съ измученной души моей
                                                                       И возникаютъ въ ней видѣ́нья
                                                                       Первонача́льныхъ чистыхъ дней.

       Итакъ нашъ Великій поэтъ признае́тъ, что въ самой ранней юности онъ переживалъ высокія вдохновенія, временно омраченныя впослѣдствіи житейской суетой и грѣховными страстя́ми и свое нравственное возрожденіе въ томъ, чтобы возвратиться къ тѣмъ святымъ переживаніямъ.
       Итакъ молодые мои заочные друзья не взирайте съ презрѣніемъ и насмѣшкой на «воздушные замки» юношескихъ лѣтъ, но храните ихъ какъ свѣчи въ фанарикѣ свого сердца, оберегая ихъ отъ дуновенія вѣтра, чтобы при первой возможности снова поднять этотъ фонарикъ и смѣло идти съ нимъ впередъ.
       Такая возможность постоянно предъ нами и она бываетъ близка́ къ намъ особенно во время молитвы, а не менѣе того во время войны среди пыла сраженій.
       Навѣрно многіе изъ васъ читали въ «Войнѣ и мирѣ» у Толстого, какъ даже нравственно опустившіеся офицеры среднихъ и преклонныхъ лѣтъ среди опасныхъ битвъ вдругъ нравственно возрождались и дѣлались героями не только храбрости, но и самоотверженнаго братолюбія и сердечной нѣжности.
       Впрочемъ Боже васъ сохрани нравственно опускаться съ мыслью о томъ, что мы поднимемся снова, когда наступятъ подобныя србытія.
       Въ книгѣ «Тріо́дь По́стная» помѣщено́ слово Св. Кирилла Александрійскаго о смерти и о Страшномъ Судѣ. Тамъ говорится между прочимъ: «Глаго́лющіе: во мла́дости согрѣшимъ, въ старости покаемся, таковы́е покаянія не сподобля́ются, но внезапно серпо́мъ смерти пожина́ются».
       Впрочемъ сердечное ожесточеніе лишаетъ многихъ возможности покаянія даже и помимо внезапной смерти. Вотъ это надо помнить молодымъ юношамъ какъ невиннымъ, такъ и потерявшимъ невинностъ, но не потерявшимъ возможности раскаянія.
       Особенно же опасно наро́чно закрывать глаза своей совѣсти при воспоминаніи о покаяніи. Демоническая ожесточенность злодѣевъ, и въ частности большевиковъ богохульниковъ и мучителей своихъ жертвъ, имѣетъ причиной такое именно ожесточеніе и отчаянную борьбу съ внутреннимъ призывомъ къ раскаянію.
       Въ болѣе слабой степени, но тоже демоническое начало обнаруживается нерѣдко въ циничной похвальбѣ́ даже совсѣмъ молодыхъ людей своимъ распутствомъ, также жестокой расправой надъ провинившимся, а иногда и непровинившимся младшимъ товарищемъ.

       Впрочемъ, милые друзья, не будемъ рисовать предъ собою мрачныхъ картинъ возможныхъ паденій и всякаго ожесточенія, но устремимъ свою мысль и свое сердце къ высокимъ подвигамъ патріотизма и къ увлекающимъ интересамъ познанія, направляя послѣднія на служеніе дорогой нашей Родинѣ и нашему угнетенному большевиками народу.
       Запасайтесь силами, пока есть время, чтобы выступить на полезное служеніе народу и обществу, сохраняя свою молодую нѣжность души и непоколебимое мужество въ борьбѣ съ враждебнымъ сей цѣли силами, а главное съ такъ называемымъ ложнымъ стыдомъ, ради котораго обыкновенно осмѣ́ивается, грубо и глупо, всякій возвышенный порывъ и всякое искреннее слово. Такой неразумный предразсудокъ удерживаетъ даже родителей отъ ласки своимъ дѣтямъ, а тѣмъ болѣе охлаждаетъ взаимныя отношенія съ товарищами и вообще со всѣми ближними.
       Не думайте, что это мелочь: разгадка мощнаго вліянія одной души́ на другую заключается именно въ томъ, чтобы сумѣть раскрыть свое сердце другу и просто встрѣчному, и́бо сердце человѣка само по себѣ прекрасно, какъ сказалъ премудрый Іисусъ сынъ Сира́ховъ: Во вся́комъ дѣ́лѣ вѣрь душѣ́ твое́й и это есть соблюде́ніе За́повѣдей (Сира́х. 32:24).
       Вотъ тѣ мысли, которыхъ въ моемъ сердцѣ по отношенію къ вамъ гораздо болѣе, чѣмъ то, что изложено на бумагѣ. Надѣюсь, что они найдутъ откликъ въ вашихъ молодыхъ неизолга́вшихся сердцахъ и въ непредупрежде́нныхъ ложными теоріями умахъ. Процвѣтайте же во славу Божію и на радость Росіи и родителямъ и личнымъ друзьямъ на многіе годы.
       Самъ я, конечно, не увижу уже Росіи, но вы не теряйте же этой надежды, чтобы рано ли, поздно ли, исполнилась ваша радость и вы могли бы обнять другъ друга на нашей Священной Родинѣ. 1931 годъ.
       Источникъ: Архіепископъ Никонъ (Ркли́цкій). «Жизнеописаніе Блаженнѣйшаго Антонія, Митрополита Кіевскаго и Га́лицкаго». Томъ IX: «Мысли и сужденія о Рускомъ Народѣ, объ Евразíйствѣ, о Братствѣ Руской Правды. А. С. Пушкинъ. Ѳ. М. Достоевскій. Царская Власть и Святое Православіе. Хрiстолюбивое Руское Воинство. Руcкой молодежи». – Нью-Іоркъ: Изданіе Сѣверо-Американской и Канадской епархіи, 1962. – С. 319-330.

       По звѣ́рствамъ, мученіямъ и спо́собамъ ликвидаціи невинныхъ людей, женщинъ и дѣтей, Ясе́новацъ не имѣетъ себѣ ра́вныхъ въ исторіи человѣчества. Заключенныхъ убивали тупыми предметами: кува́лдами, молотка́ми, болва́нками, дуби́нами, зата́птывали солдатскими башмака́ми... Ликвидаціи проводились и острыми предметами: ножами, кинжалами, саблями, топорами, пло́тничными топора́ми и спеціально приспособленными большими ножа́ми и лезвіями. Узниковъ морили голодомъ и жаждой. Надрѣза́ли кожу и посыпа́ли солью. Прижигали имъ раскаленнымъ желѣзомъ генита́ліи. Сажали крысу на животъ, затѣмъ накрывали ее крышкой и грѣли лампой, пока крыса не прогрыза́ла кожу и не проника́ла въ животъ узника. Выдира́ли ногти металлическими инструментами, выка́лывали глаза осо́быми крюка́ми, ослѣпля́ли узниковъ уколомъ иглы въ глазъ, отрѣза́ли носъ, уши и языкъ, прокалывали шиломъ сердце, наси́ловали дочере́й на глазахъ у родителей, подъ страхомъ мученій заставляли сыновей насиловать родныхъ матере́й, отрѣза́ли мужскіе половые о́рганы и клали ихъ въ ротъ матеря́мъ и дочеря́мъ. По жесто́кости пытокъ и спо́собамъ убійствъ концлагерь Ясе́новацъ превзошелъ все, что могъ вы́думать и осуществить са́мый извраще́нный умъ... Читать далѣе: Корни происхожденiя идеологiи «православный-фашизмъ».

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in