iером. Серафимъ РПЦЗ(В)

Го́споди Iису́се Хрiсте́, Сы́не и Сло́ве Бо́жiй, Богоро́дицы ра́ди, поми́луй мя.

Previous Entry Share Next Entry
«Правда о завѣтахъ Патріарха Тихона» и «О судьбѣ Священныхъ Останковъ Царственныхъ Мучениковъ».
oseraphim
       Задуманная и раздуваемая софíйными братьями Церковная смута все ширится. Софíйцы и масоны, обладая почти всею заграничною печатью, систематически затуманиваютъ сознаніе обывателя, котораго даже страшный опытъ революціи не отучилъ вѣрить на́-слово всякому печатному вымыслу. Возмутительнѣе всего эта недобросовѣстная игра съ памятью почи́вшаго Патріарха Тихона, которому приписываютъ какіе то невѣдомые «завѣты», и въ то же время совершенно не считаются съ прямыми указаніями, дѣйствительно данными имъ и Высшими Церковными Учрежденіями Російской Церкви.
       Изъ туманныхъ объясненій евлогіа́нъ можно понять, что Пат- ріаршимъ «завѣтомъ» считается Указъ Патріаршаго Сνнода, отъ 19-го Сентября 1919 года, которымъ духовенству воспрещалась борьба противъ большевицкой власти. Нарушеніе именно этого Указа и было вмѣнено́ въ вину Церковному Собору 1921 года, въ Ка́рловцахъ, постановившему призвать зарубежную паству къ мо
       
литвѣ о возвращеніи Росіи Помазанника Божія, къ обращенію къ иностраннымъ правительствамъ о недопуще́ніи на Генуэ́зскую конференцію большевиковъ и о помощи Европы Бѣлой Арміи.
       Кстати сказать, эти патріотическія постановленія Церковнаго Собора 1921 года были при́няты почти единогласно, въ томъ числѣ всѣми бывшими на Соборѣ Епископами и священниками. Разногласіе было лишь по вопросу, упоминать или не упоминать о Домѣ Романовыхъ.
       Объя́вленное Патріархомъ въ Московскомъ Указѣ 19-го Сентября 1919 года запрещеніе духовенству продолжать сопротивление богоборческому насилію іу́до-большевико́въ было, конечно, актомъ вынужденнымъ, и для заграничнаго духовенства явно невыполнимымъ и́бо самы́й фактъ ухода заграницу уже былъ актомъ сопротивленія большевицкой власти.
       Издавая, въ противовѣсъ всѣмъ собственнымъ своимъ дѣйствіямъ и въ отмѣну своихъ же распоряженій, этотъ вынужденный Указъ 1919 года о прекращенiи борьбы съ совѣтской властью, Патріархъ Тихонъ, конечно, не могъ ни ожидать, ни желать, чтобы такую борьбу прекратила и зарубежная Росія, – находящаяся внѣ досягаемости Чеки́.
       Посему онъ и не подумалъ какъ либо осуждать или карать открытое соучастiе Рускаго духовенства въ составѣ Бѣлаго Движенія 1919-1920 годовъ въ Крыму, въ Эстоніи и на Дальнемъ Востокѣ. А ужъ это ли не была со стороны духовенства самая очевидная «политика»?
       Настоящіе, свободно проя́вленные, на осо́бливомъ постановленiи Всеросійскаго Церковнаго Собора основанные, завѣты Патріарха Тихона выразились въ трехъ его Посланіяхъ, ярко осуждавшихъ безбожную большевицкую власть: 19 Января 1918 г. съ преданіемъ большевиковъ анаѳемѣ, въ томъ же 1918 году съ осужденіемъ позорнаго Брестъ-Литоівскаго мира и 25 Октября 1918 г. по случаю первой годовщины совѣтской власти...
       Этимъ истиннымъ завѣтамъ и Патріарха Тихона, и поста́вившаго его Всеросійскаго Церковнаго Собора 1918 г. свято слѣдовалъ заграничный Церковный Соборъ въ Ка́рловцахъ. Этимъ истиннымъ завѣтамъ всей Руской Церкви слѣдуютъ и теперь всѣ Епископы, клирики и міря́не, не иду́щіе на Церковное смѣновѣхо́вство, и въ дѣ́йственной борьбѣ со слу́гами сатаны – іудо-большевиками ви́дящіе свой первый долгъ.
       Современный строй Заграничной Руской Церкви вотъ уже пять лѣтъ [1925 г.] существуетъ по прямому завѣту Патріарха. Этотъ завѣтъ выраженъ былъ въ Постановленіи, и́зданномъ 7(20) Ноября 1920 г., Святѣ́йшимъ Патріархомъ, Священнымъ Сνнодомъ и Высшимъ Церковнымъ Совѣтомъ Православной Російской Церкви. Архіепископъ Меѳо́дій Харби́ніскій въ трудѣ своемъ «По поводу Церковныхъ несогласій» считаетъ Постаноівленіе это новымъ Канономъ, введе́ннымъ Руской Православною Церковью на случай временнаго разрушенія Высшей Церковной Власти или вынужденнаго отрыва отъ нея́ отдѣльныхъ Церковныхъ областе́й.
       Но съ этимъ истиннымъ завѣтомъ Патріарха Тихона не желаютъ считаться сторонники митрополи́чьяго самовластія.
       Ясно выражены завѣты почившаго Патріарха и въ его отношеніи къ Константино́польской Патріархіи. Послѣ совѣтской власти и ея́ дѣтища – «Живой церкви», – никто не причинилъ столькихъ огорченій почившему Святителю, какъ Константино́польская Патріархія. Въ полное нарушеніе Священныхъ Каноновъ и въ явную проти́вность волѣ Патріарха Тихона, Вселенскій Патріархъ объявилъ автокефа́ліи Церковныхъ областе́й Російской Церкви въ Финляндіи, Эстоніи и Польшѣ.
       Находясь подъ денежнымъ вліяніемъ совѣтской власти (Турецкая полиція это установила при обыскахъ), Константинопольская Патріархія пыталась свергнуть Святѣ́йшаго Тихона съ Престола Патріаршаго. Большевики предлагали даже Вселенск. Патріарху пріѣхать въ Москву и заня́ть Престолъ Патріарха Всеросійскаго, на что и получили согласіе. Только сопротивленіе и угрозы Турецкихъ властей помѣшали осуществиться этому беззаконному дѣянію.
       Какъ извѣстно, Вселенскій Патріархъ претендуетъ на подвластность ему всѣхъ Православныхъ Церкве́й въ Европѣ и держитъ въ Лондонѣ своего Митрополита Западно-Европейскаго. Вселенскій Патріархатъ является постояннымъ соперникомъ и оспаривателемъ правъ Російскаго Патріархата и, конечно, всегда поддержитъ всякое возмущеніе отдѣльныхъ Рускихъ Епископовъ противъ власти возникшаго по Постановленію Російскаго Патріархата Архіерейскаго Сνнода за границей.
       Вселенская Патріархія не только не допускаетъ какой либо, кромѣ ея собственной, власти въ Европѣ, но не желаетъ даже, чтобы сохранилось особое Патріаршество въ самой Росіи. Въ «Церковныхъ Вѣ́домостяхъ» № 7 и 8 за 1925 годъ была напечатана Грамота Патріарха Тихона Вселенскому Патріарху, въ которой Святѣ́йшій Тихонъ рѣшительно возражаетъ противъ намѣренія Вселенскаго Патріарха послать въ Росію свою Миссію для исправленія дѣлъ Руской Церкви. Вотъ подлинныя слова Патріарха Тихона: «Въ инструкціи членамъ миссіи однимъ изъ главныхъ пунктовъ является пожеланіе Вашего Святѣ́йшества, чтобы я, какъ Всеросійскій Патріархъ, «ради едине́нія расколовшихся и ради паствы пожертвовалъ собой, немедленно удалившись отъ управленія Церковью, какъ подобаетъ истинному и любвеобильному пастырю, пеку́щемуся о спасеніи многихъ, и чтобы одновре́менно упраздни́лось, хотя бы временно, Патріаршество, какъ родившееся во всецѣло ненормальныхъ обстоятельствахъ въ началѣ Гражданской войны и какъ считающееся значительнымъ препятствіемъ къ возстановленію мира и едине́нія»... Прочитавъ указанные протоколы, мы не мало смутились и удивились, что Представитель Вселенской Патріархіи, глава Константино́польской Церкви, безъ всякаго предварительнаго сношенія съ нами, какъ съ Законнымъ Представителемъ и Главой всей Руской Автокефа́льной Церкви, вмѣшивается во внутреннюю жизнь и дѣла Автокефа́льной Руской Церкви. Священные Соборы (см. 2 и 3 Пр. 11 Вселенскаго Собора и др.) за Епископомъ Константино́польскимъ признавали всегда и признаю́тъ первенство предъ другими Автокефа́льными Церква́ми чести, но не власти»...
       Людямъ, дѣйствительно, а не обманно, чтущимъ завѣты Патріарха Тихона невозможно забыть, какова истинная природа отношеній Патріарха Вселенскаго къ Патріарху Рускому, вообще, и лично къ Святѣйшему Тихону – въ частности.
       Но тѣмъ, кто задался́ цѣлью морочить народъ и злонамѣ́ренно обмалывать простосердечіе вѣрующихъ, всѣ средства – хороши́, – лишь бы нанести лишній ударъ ненавистному Собору Епископовъ, дерзнувшему осудить масонство и софіа́нство.
       Руководимая братомъ – софіа́нцемъ П. Б. Стру́ве, газета «Возрожденiе» на дняхъ торжествующе помѣстила отзывъ Вселенскаго Патріарха съ отрицаніемъ правъ со́зданнаго по Постановленiю Російскаго Патріарха, отъ 20 Ноября 1920 года, Архіерейскаго Сνнода заграницей. Этотъ враждебный Руской Церкви о́тзывъ пе́реданъ въ изложеніи удаленнаго Цековной Властью изъ Америки Архіепископа Александра, перешедшаго въ подчиненіе Вселенской Патріархіи и се́ю послѣдней, по соглашенiю съ совѣтской властью, оставленный въ Константино́полѣ, гдѣ и отправляетъ Церковныя службы по новому стилю, Патріархомъ Тихономъ въ Російской Церкви не допущенному. Стра́стная заступница митрополи́чьяго самовластія, газ. «Возрожденіе» захлебывается отъ радости, что на сторону Митрополита Еνло́гія сталъ принципіа́льный врагъ Російскаго Патріарха и отрицатель какихъ либо правъ Руской Церкви на окормленіе пребывающихъ въ Зарубежьи Православныхъ Рускихъ приходовъ.
       Со стороны Вселенскаго Патріарха было бы весьма непослѣдовательно поддерживать власть Рускаго Архіерейскаго Сνнода, и́бо эту са́мую власть Вселенскiй Патріархъ неизбы́вно стремится захватить въ свои руки.
       Ему на́добно, какъ можно скорѣе, уничтожить единственный Рускій Церковный центръ заграницей и приня́ть Митрополита Еνлогiя подъ свою высокую руку. Такимъ простымъ способомъ, греки добьются того, чего тщетно добивались въ теченіи столѣтій: признанія ихъ власти въ Европѣ, и затѣмъ въ Америкѣ.
       Поведеніе грековъ вполнѣ понятно. Но что сказать о поведеніи тѣхъ рускихъ, которые, постоянно крича́ о вѣрности завѣтамъ Святѣйшаго Тихона, втихомолку оборудываютъ предательскую передачу церкве́й Російской Патріархіи въ Греческую?
       Что сказать и о само́мъ митрополитѣ Еνло́гіи, который такъ рѣзко возстаетъ противъ опредѣле́нно предука́заннаго Постановленіемъ Російскаго Патріарха 20 Ноября 1920 года обращенія викаріа́тствъ (Германскаго) въ самостоятельныя Епархіи, а самъ, тайкомъ отъ законнаго Епархіальнаго Епископа Фиінляндскаго, учірежда́етъ въ чужой епархіи, Финляндской, свои церкви и призываетъ Валаамскихъ монаховъ, а также мірянъ признать Финляндскимъ Епископомъ лже-епископа Ааву, отреченнаго Указами Патріарха Тихона, Мѣстоблюстителя Петра и заграничнаго Собора Архіереевъ, но при́знаннаго въ санѣ Патріархомъ Вселенскимъ?
       На дѣлѣ вѣрность митрополита Еνлогія завѣтамъ Патріарха Тихона выражается въ стремленiи уйти изъ Російской Церкви и увести свою заблудшуюся паству въ Церковь Греческую.
       Подготовля́я это темное предпріятіе, сотрудники – масоны нагло обманываютъ довѣрчивыхъ людей, распуская всѣхъ волнующіе, но завѣ́домо ложные слухи, будто и другіе Православные Патріархи, а также Особы Императорской Фамиліи вы́сказались въ смыслѣ признанія правоты запрещеннаго Митрополита Еνлогія. Н. Д. Та́льбергъ.

О судьбѣ Священныхъ Останковъ Царственныхъ Мучениковъ.
       Т
олько сейчасъ, по прошествіи 41 года послѣ Екатеринбургскаго злодѣянія [1959 годъ], судьбу Царскихъ Останковъ, въ свѣтѣ тѣхъ разъясненій, которыя появились въ печати, можно считать выясненной. Самы́й фактъ нахожденія Царскихъ Останковъ въ предѣлахъ Франціи, никакимъ секретомъ для Руской эмиграціи не былъ. Но всѣ попытки узнать гдѣ-же именно хранятся эти Останки и что предполагается съ ними сдѣлать натыкались на упорное молчаніе, тѣхъ кому они попали въ руки. И даже письменное обращеніе къ Рускимъ людямъ Е. И. В. Государя Кирилла Владиміровича, потребовавшаго раскрытія тайны Останковъ, не сломило упорства «князей молчанія». Такъ проходили годы и десятилѣтія.
       Недавно, на одномъ изъ Парижскихъ собраній, В. К. Потаповъ, въ весьма категорической формѣ вновь поднялъ этотъ вопросъ. Выступленіе В. К. Потапова имѣло успѣхъ и въ печати появились пространныя объясненія ген. Позднышева, проливающія нѣкоторый свѣтъ на этотъ вопросъ.
       Всей грамотной эмиграціи извѣстно имя Николая Алексѣевича Соколова, судебнаго слѣдователя по особо важнымъ дѣламъ при Омскомъ Окружномъ Судѣ. Ему, Верховный Правитель адмиралъ Колчакъ поручилъ разслѣдованіе величайшаго злодѣянія нашего вѣка, а именно, убійства Рускаго Царя со всей Его Семьей и съ вѣрными Росіянами, не покинувшими Его въ бѣдѣ. Трупы убіенныхъ были брошены въ рудникъ, политы не то керосиномъ, не то бензиномъ и сожжены. Но огонь не все уничтожилъ. Соколовъ нашелъ всевозможныя золотыя и металлическія вещи и нѣкоторые Останки погибшихъ.
       Всѣ эти предметы и Останки, Соколовъ собралъ въ четыре упаковки и передаль генералу Ди́терихсу, Главнокомандующему фронтомъ Бѣлой Сибири. Прибавить слѣдуетъ, что можетъ быть Соколовъ еще кое-что нашелъ бы, но фронтъ Адмирала Колчака началъ отступленіе и послѣдніе свои розыски Соколовъ производилъ чуть ли не подъ пулями красныхъ. Все найденое имъ, является не только вещественными доказательствами, но и Священными Останками.
       При крушеніи Бѣлой Сибири, ген. Ди́терихсъ просилъ Французскаго ген. Жане́на взять на храненіе эти 4 упаковки и переправить ихъ въ Европу.
       Прибывъ во Францію, ген. Жане́нъ увѣ́домилъ Вел. Князя Николая Николаевича о привезенныхъ ящикахъ и просилъ его принять ихъ. Это обращеніе ген. Жане́на къ Вел. Князю было сдѣлано, повидимому, по инструкціи ген. Ди́терихса.
       Вел. Князь Николай Николаевичъ отказался принять ящики, заявляя, что онъ является частнымъ лицомъ, а таковое не можетъ быть хранителемъ вещественныхъ доказательствъ Екатеринбургскаго злодѣянія и Останковъ Царской Семьи.
       Называя себя «частнымъ лицомъ», В. К. Николай Николаевичъ отнюдь не отрекался отъ своихъ Великокняжескихъ правъ и нѣ́сколько позже, въ обходъ Основныхъ Законовъ, объявилъ себя претендентомъ, на на Росiйскiй Престолъ, – «Вождем Царского корня», какъ представилъ его нашей эмйграцiи П. Б. Стру́ве, масонъ и марксистъ, бывшій другъ Ленина.
       Кто заявляетъ свои права на «Вѣнецъ и Ба́рмы Мономаха», долженъ прежде всего показать свое Царское сознаніе, а не прятаться за личину «частнаго лица». Такой претендентъ отвѣтствененъ передъ будущими поколѣніями.
       Въ трагическіе часы, предшествовавшiе отреченію Государя отъ Престола, Великій Князь Николай Николаевичъ, по иницiативѣ генерала Алексѣева, присоединился къ представленію Главнокомандующихъ фронтами съ требованiемъ отреченія Государя, причемъ, достойно вниманія, что свою телеграмму онъ подписалъ «колѣ́нопреклоне́нно». За свое содѣйствіе революціи, Великій Ккязь получилъ благодарность отъ революціоннаго Временнаго Правительства, будучи назначенъ Верховнымъ Главнокомандующимъ и только послѣдовавшее углубленіе революціи и вмѣшательство Петербургскаго Совдепа не позволило ему вступить въ должность.
       Отказываясь принять Останки, онъ назвалъ генералу Жане́ну М. Н. Ги́рса, бывшего посла Временнаго Правительства, какъ лицо правомочное ихъ хранить. Разумѣется, ген. Жане́нъ такъ и поступилъ и все, собранное Соколовымъ въ четырехъ упаковкахъ, передалъ Гирсу.
       Эти дѣйствія В. К. Николая Николаевича вызываютъ полное недоумѣніе. Казалось бы, что онъ, какъ членъ Дома Романовыхъ, долженъ былъ бы, прежде всего, предоставить родственникамъ Царской Семьи право распоряжаться Останками. Великихъ Князей проживало тогда въ эмиграціи много, но никакого совѣщанія ихъ по этому поводу со́звано не было. Кромѣ того въ Даніи проживала Вдовствующая Государыня Марiя Ѳедоровна, Мать Государя Мученика. Казалось бы, что са́мой естественной хранительницей Останковъ Сына и Внуковъ должна была быть Она. Если бы Останки были перевезены въ Данію, то тамъ въ Королевской резиденціи, они несомнѣнно сохранились бы и по сей день. Несомнѣнно были бы преданы землѣ.
       Но ни одинъ изъ этихъ естественныхъ варіантовъ не удостаивается вниманія В. К. Николая Николаевича и онъ дѣлаетъ хранителемъ Останковъ посла Временнаго Правительства. И съ этого момента начинается печальная, загадочная, позорная въ своей загадочности и недомысліи, исторія Останковъ, которая, въ концѣ концовъ, привела къ тому, что Останки исчезли безъ малѣйшей надежды быть когда либо найденными.
       М. Н. Гирсъ не усомнился вступить въ должность хранителя Царскихъ Останковъ. Онъ командировалъ морского аташѣ́ кап. I-го ранга Димитріева для полученія того, что привезъ ген. Жане́нъ и потомъ взялъ эти реликвіи въ свое распоряженіе. Кап. I-го р. Димитріевъ сообщаетъ: «Насколько я помню, первое время они хранились въ имѣніи Гирса подъ гор. Драгинья́нъ (Деп. Варъ) въ часовнѣ и незадолго до своей смерти онъ передалъ ихъ для храненія графу В. Н. Коковцеву, который положилъ ихъ въ сеифъ Рускаго для Внѣшней торговли Банка... Передъ своей смертью графъ Коковцевъ передалъ все послѣднему оставшемуся Рускому Послу В. А. Маклакову. Гдѣ хранилъ сданные ему вещи В. А. Маклаковъ я не знаю...»
       Это показаніе кап. I-го р. Димитріева, съ предварительнымъ замѣчаніемъ «насколько я помню», крайне схематично. Повидимому онъ, передавъ ящики съ Останками Царской Семьи Ги́рсу, не имѣлъ интереса къ ихъ дальнѣйшей судьбѣ. Гораздо полнѣ́е картина выступаетъ изъ статей Андрея Сѣды́хъ въ «Послѣднихъ Новостяхъ».
       «Маклаковъ категорически отказался сообщить о мѣстонахожденіи ящиковъ, – пишетъ Андрей Сѣдыхъ, – затѣмъ Маклаковъ, «съ негодованіемъ» отвергъ «нелѣпые слухи» о томъ что реликвіи и всѣ историческіе документы Н. Соколова валяются гдѣ-то въ подвалѣ «между виномъ и углемъ».
       Дальше Маклаковъ сообщилъ, что Гирсъ въ 1921 году поручилъ храненіе ящиковъ особой коллегіи, завѣривъ, что члены этой коллегіи не унесутъ своего секрета въ могилу. Установлена преемственность. Живые замѣняютъ мертвыхъ. На просьбу Андрея Сѣдыхъ назвать имена членовъ коллегіи, Маклаковъ опять отвѣтилъ отказомъ. Въ заключеніе своего интервью Маклаковъ прибавилъ нѣсколько лирическихъ фразъ о полной сохранности ящиковъ и о сбереженіи ихъ для будущей Росіи.
       Факты тутъ говорятъ сами за себя. Останки Царской Семьи, сдѣлавшись по иниціативѣ В. К. Николая Николаевича, достояніемъ бывшихъ временныхъ пословъ, исчезли съ Рускаго горизонта и поступили въ собственность таинственной коллегіи, «гдѣ живые замѣняютъ мертвыхъ», но ни живыхъ, ни мертвыхъ знать никому не полагается. Наружу выплыли только старшіе передатчики. Но мы хотѣли бы знать имена членовъ этой подпольной коллегiи и въ этомъ направленіи, сейчасъ, должно быть произведено разслѣдованіе.
       Имя второго старшего передатчика – Коковцева вызываетъ такіе же скорбныя недоумѣнія, какъ и имя В. К. Ник. Николаевича.
       Коковцевъ, будучи, какъ будто Православнымъ человѣкомъ, не могъ не знать, что всякіе останки должны быть пре́даны землѣ. Онъ положилъ ихъ въ сейфъ банка, быть можетъ рядомъ съ сейфами проститутокъ и гангстеровъ. Высокопа́рные заявленія Маклакова о полной безопасности Останковъ оказались совершенно несостоятельными. Именно изъ банка они и исчезли.
       Въ 1924 году Государь-эмигрантъ Кириллъ Владиміровичъ обратился къ Рускимъ, въ разсѣ́яніи су́щимъ, со слѣдующимъ воззваніемъ: «Рускіе Люди! Въ Ноябрѣ 1923 года Я обратился письменно къ бывшему послу Вр. Правительства М. Н. Гирсу съ тѣмъ, чтобы онъ сообщилъ Мнѣ, гдѣ хранятся вещественныя доказательства по дѣлу объ убійствѣ Государя Императора и Его Семьи, на что Я получилъ короткій уклончивый отвѣтъ, что предметы эти хранятся въ надежномъ мѣстѣ и подъ его, Гирса, отвѣтственностью. Но за послѣднее время и Я и всѣ Рускіе Люди заграницей узнали изъ сообщенія генерала Жане́на, бывшаго представителя Франціи при адмиралѣ Колчакѣ, что, кромѣ озна́ченныхъ вещественныхъ доказателствъ, онъ вывезъ и найденные въ костри́щахъ Священные Останки убіе́нныхъ въ Екатеринбургѣ Царственныхъ Мучениковъ. Останки эти, какъ заявилъ ген. Жане́нъ, онъ, по распоряженію Е. И. В. Великаго Князя Николая Николаевича, передалъ вышеозна́ченному г-ну Гирсу, а потому Я, черезъ уполномоченное Мною лицо нынѣ обратился вновь къ М. Н. Гирсу, да́бы выяснить, дѣйствительно ли хранятся съ вещественными доказательствами также Останки Государя Императора и Его Семьи и, въ случаѣ утвердительномъ, Я поручилъ вызсказать Гирсу Мое желаніе, чтобы Останки эти были помѣщены въ достойномъ хранилищѣ и подъ дѣйствительной отвѣтственностью. М. Н. Гирсъ, не отрицая факта, что имъ приняты на храненіе Останки, принадлежащіе Государю Императору и Царской Семьѣ, все же уклонился отъ прямыхъ отвѣтовъ на предъявленные отъ Моего Имени вопросы.
       Исчерпавъ, такимъ образомъ, имѣющіяся у Меня возможности обезпечить надежное храненіе Священныхъ для всего Рускаго Народа Останковъ, Я обращаюсь къ Рускимъ Людямъ и заявляю имъ изъ глубины возмущеннаго сердца, что Останки, столь для насъ Священные, принадлежать всему Рускому Народу и не могутъ быть присвоены и скрыты частными лицами, подъ какимъ бы то ни было предлогомъ. Кириллъ».
       Въ обращеніи Гос. Кирилла Владиміровича есть упоминаніе объ «уполномоченномъ лицѣ» которое вело разговоръ съ Гирсомъ. Гирсъ придя въ ярость отъ попытокъ Гос. Кирилла Владиміровича пролить свѣтъ на это дѣло, бросилъ Его уполномоченному фразу: «Откуда я знаю, что тамъ въ этихъ ящикахъ, – собачьи кости или Царскія?»
       Перейдемъ къ трагическому финалу всего этого дѣла. Кап. I-го р. Димитріевъ сообщаетъ, что Останки были помѣщены Коковцевымъ въ сейфъ Рускаго для Внѣшней Торговли Банка. Потомъ онъ, Останки взялъ изъ Банка и передалъ Ихъ Маклакову, который, въ свою очередь, помѣстилъ Ихъ въ банкъ (какой – неизвѣстно). Во время окупаціи Парижа, Германскія власти вскрыли сейфъ этого неизвѣстнаго намъ банка и увезли ящики. Это было 18 Февраля 1943 года. Будто бы нѣмцы, вначалѣ, соглашались не вскрывать сейфъ, но потомъ все-таки вскрыли и увезли ящики въ Германію. Въ Парижѣ, въ то время, ходили слухи, что ящики эти погибли при бомбардировкѣ авіо́нами Берлина, гдѣ они находились на одномъ изъ вокзаловь.
       Непосредственно за этимъ Великій Князь Андрей Владиміровичъ произвелъ разслѣдованіе всего этого дѣла и лично составилъ протоколъ протекавшихъ событій. Этотъ протоколъ полностью не опубликованъ. Ген. Позднышевъ дѣлаетъ краткій его пересказъ и цитируетъ отдѣльныя двѣ-три фразы. Самое существенное, что выплываетъ изъ него, это послѣдній составъ тайной коллегіи, которая была учреждена въ 1921 году Ги́рсомъ. Она къ 1943 году состояла изъ: В. А. Макла́кова, А. А. Гуле́вича, В. В. Свѣ́чина и К. К. Ми́ллера. Въ этомъ послѣднемъ составѣ коллегіи масоновъ половина: Маклаковъ и Миллеръ. Составь прежнихъ коллегій намъ остается неизвѣстнымъ.
       Какъ понималъ все дѣло В. К. Андрей Владиміровичъ остается тоже неизвѣстнымъ. Ген. По́зднышевъ цитируетъ фразы Великаго Князя изъ которыхъ какъ будто вытекаетъ, что онъ организацію храненія ящиковъ одобрилъ – «съ этой стороны принятыя мѣры были правильны». Но сама фраза говорить о томъ, что была и другая сторона, которую Великій Князь никакъ правильной не посчиталъ.
       Ген. По́зднышевъ, давая разъясненія всего этого дѣла, ставитъ вопросъ, что быть можетъ ящики были вскрыты и изъ нихъ выдѣлено то, что составляетъ Священные Останки «не были ли они преданы для храненія въ другое, болѣе соотвѣтствующее мѣсто». Эти оптимистическія предположенія почтеннаго генерала, по мо́ему, гораздо логичнѣе развить не въ оптимистическомъ направленіи, а въ весьма песимистическомъ. Очень возможно, что ящики, пробывшіе 23 года въ рукахъ у ута́йщиковъ, были вскрыты и Останки выдѣлены. Но вотъ что при этомъ Они были «помѣщены въ болѣе соотвѣтствующее мѣсто», какъ надѣется ген. По́зднышевъ, это – сомнительно. Учитывая злую волю ута́йщиковъ, гораздо правильнѣе предположить, что ихъ попросту уничтожили. Логика подсказываетъ такое предположеніе.
       Быть можетъ даже и нѣмцевъ на Останки натравили сами ута́йщики, чтобы создать себѣ родъ опровданія – нѣмцы, молъ вскрыли и уничтожили.
       Разумѣется все это догадки. Но не догадкой является злая воля ута́йщиковъ выступившая уже въ 1924 году, въ обращеніи Гос. Кириллъ Владимировича, съ полной опредѣленностью и твердостью ставшего на стражѣ національно-историческихъ интересовъ. Пусть каждый Росіянинъ, здравымъ смысломъ снабженный, отвѣтитъ на вопросъ: почему же все это дѣло составляетъ ТАЙНУ?.. Почему десятки и десятки другихъ мѣстъ, дѣйствительно достойныхъ для сохраненія Царскихъ Останковъ, были отвергнуты и Останки оказались сначала въ имѣніи Ги́рса, а потомъ кочевали по банкамъ?
       Гирсъ и Коко́вцевъ, вѣроятно, свя́зывали съ Останками какія-то свои тайные планы.
       Гораздо сложнѣе фигура Макла́кова. Не будетъ ошибкой сказать, что именно онъ управлялъ событіями, хотя первое время, формально, оставался какъ бы на вторыхъ роляхъ. Только смерть Гирса и Коковцева, волей-неволей заставила Маклакова выйти изъ тѣни́ на освѣщенную лужайку.
       Приписывая главную роль во всемъ этомъ страшномъ дѣлѣ Маклакову, мы исходимъ изъ твердыхъ данныхъ: онъ былъ однимъ изъ крупнѣйшихъ рускихъ масоновъ, создавшихъ въ Парижѣ 7 ложъ. По этой линіи онъ опирался на поддержку «своихъ» и по этой линіи у него были мощныя связи съ Французской общественностью и правительствомъ.
       Свою жизнь въ эмиграціи Маклаковъ провелъ въ нѣ́коемъ начальственномъ качествѣ. Онъ былъ «Представителемъ Руской эмиграціи во Франціи».
       Кто и какъ сдѣлалъ и дѣлалъ Маклакова «Рускимъ представителемъ» – по сей день остается неяснымъ. Но онъ имъ былъ. Онъ имѣлъ реальное вліяніе на Рускія, эмигрантскія дѣла.
       До революціи Маклаковъ былъ адвокатомъ и членомъ Государственной Думы. Принадлежалъ къ конституцiонно-демократической партіи (кадеты), которая развивала дикую демагогію противъ Царской Власти и потомъ возглавила Февральскую революцію. Временное правительство предоставило ему спокойный, удобный постъ посла во Франціи, куда онъ и уѣхалъ, избѣжавъ, такимъ образомъ, лицезрѣнія революціи.
       Упомя́немъ, что принадлежа къ кадетской партіи, Маклаковъ занималъ въ ней нѣсколько индивидуальную позицію, что позволяло ему, во время рѣзкихъ конфликтовъ между партіей и правительствомъ, оставаться въ сторонѣ и прослыть въ правящихъ сферахъ за человѣка не лишеннаго государственнаго мышленія. Мемуары А. Н. Наумова, министра земледѣ́лія, позволяютъ понять почему Маклаковъ старался не возстанавливать противъ себя правительство [А. Н. Наумовъ. «Изъ уцѣлѣвшихъ воспоминаній». Въ 2-хъ книгахъ. Изд. Нью-Іоркъ, 1955. Мемуары А. Н. Наумова даютъ богатѣйшій бытовой и историческій матеріалъ и принадлежать къ числу произведеній гдѣ правдивость автора не вызываетъ сомнѣній и гдѣ авторъ не пытается изобразить себя «единственнымъ умнымъ человѣкомъ», какъ это часто принято въ воспоминаніяхъ].
       «Появляется въ моемъ служебномъ кабинетѣ В. А. Маклаковъ, – пишетъ А. Н. Наумовъ (2-ой томъ, стр. 381) – Сославшись на то, что по распоряженію А. В. Кривошенина, онъ пользовался меліорати́внымъ кредитомъ для оборудованія въ подмосковскомъ имѣ́ньицѣ желѣзобетонной мельничной плотины, онъ просилъ сново оказать ему кредитъ въ 10.000 рублей для завершенія на́чатаго имъ показательно-меліорати́внаго дѣла...
       Несмотря на все краснорѣчіе моего собѣседника, я въ необходимости отпуска ему министерской ссуды сильно усомнился. Это повергло кадетскаго депутата въ раздраженіе, причемъ у него сорвалось такое замѣчаніе – «Вашъ предшественникъ выдавалъ мнѣ просимыя суммы – почему же вы этого сдѣлать не хотите!?»
       Маклаковъ, – заканчиваетъ Наумовъ свой разсказъ, – принадлежавшій къ партіи, зорко и строго наблюдавшей за закономѣрностью дѣйствій правительства, – замѣтно недовольный результатомъ своего хода́тайства, еле со мной простившись, быстрыми шагами удалился изъ кабинета, громко хлопнувъ дверью. Хуже всего, что, послѣ обслѣдованія на мѣстѣ, пришлось ему въ кредитѣ отказать».
       Чтобы покончить съ фрагментами къ біографіи Маклакова, напомнимъ, что въ концѣ 1944 года, когда Франція была освобождена отъ нѣмцевъ и когда туда пріѣхалъ совѣтскій посолъ Богомоловъ, – «нашъ эмигрантскій, антисовѣтскій представитель» Маклаковъ, во главѣ пышной делегаціи, гдѣ былъ и генералъ и адмиралъ и журналисты, явился въ совѣтское посольство къ Богомолову засвидѣтельствовать почтеніе и выпить за «побѣдоносную красную армію». Вслѣдъ за тѣмъ журналисты, сопровождавшіе Маклакова въ большевицкое посольство, основали въ Парижѣ совѣтофи́льскія газеты (двѣ), а онъ самъ возглавилъ общество, подъ туманнымъ названіемъ «изученія Росіи».
       Многообразная, выходящая за предѣлы обычныхъ нормъ личность Маклакова неотдѣлима отъ масонства. Вѣдь разъ онъ пребывалъ у нихъ въ очень высокомъ «градусѣ», который не такъ-то легко достигается и который связанъ съ какими то особыми клятвами, – то какъ же выдѣлить Маклакова въ независимое отъ масонства, частное лицо!
       Идеологическiй стрежень масонства секрета не составляетъ. Это, какъ они сами формулируютъ, – борьба съ «Алтарями и Тронами». Борьба тайная, неторопливая, разсчитанная на долгія сроки и такъ сказать, съ далекимъ прицѣломъ. Пояснить въ этой формулѣ слѣдуетъ то, что когда, въ какую-нибудь Церковь или Монархію масонамъ удается извнутри проникнуть и подчинить своему вліянію, то внѣшнія формы «Алтарей и Троновъ» не нарушаются. Такихъ вы́холощенныхъ «алтарей» и «троновъ» имѣется на Земномъ Шарѣ немалое количество.
       Рускій Царь, какъ Помазанникъ Божій, олицетворявшій собой и Алтарь и Тронъ   в с е г д а   навлекалъ на себя   с у г у б у ю   ненависть масонства. И Рускій Царь   н е   п о д д а в а л с я   н и к а к и м ъ  масонскимъ трансформа́ціямъ извнутри. Онъ былъ для нихъ врагомъ номеръ 1-ый.

       С. Д. Мельгуновъ, спеціализировавшійся на исторіи Февральской революціи, въ своей книгѣ «На путяхъ къ Дворцовому перевороту» (гл. 8-ая), опредѣляетъ роль масонства въ созданіи революціонныхъ настроеній, какъ нѣкоторый цементъ, который скрѣплялъ разнородные элементы для направленія ихъ къ сверженію Монархіи. Изслѣдованія Мельгунова нельзя признать исчерпывающими тему, но онъ очень правильно указалъ путь, по которому изслѣдованіе должно быть направлено.
       Въ послѣдней коллегіи «хранившей» Останки было 50 процентовъ масоновъ. Сколько ихъ было въ предыдущихъ коллегіяхъ? Но дѣло даже не въ ариѳмети́ческомъ процентѣ, а психологическомъ, то-есть во влія́ніи. Почему наши генералы и министры оказались игрушкой въ рукахъ тайныхъ силъ? Почему они дали свои имена этимъ тайнымъ коллегіямъ? Почему К. I-го ранга Димитріевъ не опубликоваль своихъ свѣ́деній на 38 лѣтъ раньше?
       Кромѣ того въ Парижѣ были десятки Рускихъ національныхъ организацій. Былъ РОВС т.-е. Рускiй Обще-Воинскій Союзъ. Тогда онъ былъ самой мощной эмигрантской организаціей, имѣвшей по всѣмъ уголкамъ Земного Шара свои отдѣлы. Признае́мъ, съ прискорбіемъ, что РОВС интересовался Останками Царской Семьи не большее чѣмъ муміей Ленина.
       Государь-Мученикъ оставилъ о революціи фразу: «Вокругъ предательство, измѣна, трусость». Государь-эмигрантъ Кириллъ Владиміровичъ, исполнившій свой человѣческій долгъ передъ Останками и долгъ правопреемника Рускаго Престола, никакой такой фразы въ назиданіе потомству не оставилъ.
       Но онъ могъ бы кое-что сказать! Николай Было́въ.
       Источникъ: «Владимірскій Вѣстникъ». Ежемѣсячное Изданіе Общества Святого Князя Владиміра въ Санъ Па́уло подъ редакціей В. Д. Мержее́вскаго. № 80. 1959. – São Páulo, 1959.

       Въ 1921 году П. Стру́ве, тогда уже законченный монархистъ, писалъ въ «Руской Мысли»: «Германія, которой въ руской революціи принадлежала роль устрои́теля и финансирующей силы, создала́ цѣлую литературу о ней, въ связи́ съ государственнымъ банкротствомъ Росіи. Это были теоретическіе проекты того разрушенія Росіи, за которое во время Міровой войны Германія взяла́сь практически».
       Это было написано за двадцать лѣтъ до Германо-совѣтской войны, въ которой «теоретическіе проекты разрушенія Росіи» приняли окончательно звѣриный характеръ.
       Но еще и сейчасъ, и послѣ этой войны, находятся рускіе и даже «національные» публицисты, которые проливаютъ слезы по Нюрнбергскимъ ви́сѣльникамъ, стро́ятъ совершенно дѣтскіе легенды объ «англійскомъ за́говорѣ» и все еще мечтаютъ то ли о генералѣ Эйхгорнѣ, то ли о партайгеноссѣ Ко́хѣ. «Кого Богъ захочетъ погубить ‒ отниметъ разумъ». Кого Богъ продолжаетъ губить ‒ разума не возвращаетъ.
Иванъ Лукьяновичъ Солоневичъ, «Великая фальшивка Февраля».
Читать далѣе: О Нюрнбергскихъ ви́сѣльникахъ.

       Послѣ большевиковъ Германія есть главный національный врагъ Росіи, единственный, мо́гущій посягну́ть и дважды посягавшій на ее бытіе и не останавливающійся ни передъ какими средствами... Мы, рускіе люди, жившіе въ эти годы въ Германіи, видѣли и знали, что дѣло идетъ объ уничтоженіи Росіи и Рускаго Народа. Генералъ А. А. Власовъ этого не зналъ. Генералъ П. Н. Красновъ это зналъ. ...Объ академіи А. Розенберга на Кроссингъ-Зеѣ я какъ-нибудь разскажу... А. Власовъ объ этой академіи не зналъ ничего и моимъ разсказамъ не повѣрилъ ни на копейку. П. Красновъ объ этой академіи зналъ все, и мои попытки воззвать къ его совѣсти, а также и попытки генерала В. Бискупскаго не привели ни къ чѣму. На Кроссингъ-Зеѣ былъ «бургъ» – цѣлый городокъ, въ которомъ были собраны «сливки партіи» для подготовки полнаго уничтоженія Рускаго Народа. Разумѣется, на основахъ «самой современной и самой научной философіи». Это было нѣ́что совершенно неправдоподобное по своей научности, безчеловѣчности и идіотизму. Но это все было. Обо всемъ этомъ нужно твердить, твердить и твердить... Читать далѣе: Такъ что же было въ Германiи 1938-1945 годы?

       По звѣ́рствамъ, мученіямъ и спо́собамъ ликвидаціи невинныхъ людей, женщинъ и дѣтей, Ясе́новацъ не имѣетъ себѣ ра́вныхъ въ исторіи человѣчества. Заключенныхъ убивали тупыми предметами: кува́лдами, молотка́ми, болва́нками, дуби́нами, зата́птывали солдатскими башмака́ми... Ликвидаціи проводились и острыми предметами: ножами, кинжалами, саблями, топорами, пло́тничными топора́ми и спеціально приспособленными большими ножа́ми и лезвіями. Узниковъ морили голодомъ и жаждой. Надрѣза́ли кожу и посыпа́ли солью. Прижигали имъ раскаленнымъ желѣзомъ генита́ліи. Сажали крысу на животъ, затѣмъ накрывали ее крышкой и грѣли лампой, пока крыса не прогрыза́ла кожу и не проника́ла въ животъ узника. Выдира́ли ногти металлическими инструментами, выка́лывали глаза осо́быми крюка́ми, ослѣпля́ли узниковъ уколомъ иглы въ глазъ, отрѣза́ли носъ, уши и языкъ, прокалывали шиломъ сердце, наси́ловали дочере́й на глазахъ у родителей, подъ страхомъ мученій заставляли сыновей насиловать родныхъ матере́й, отрѣза́ли мужскіе половые о́рганы и клали ихъ въ ротъ матеря́мъ и дочеря́мъ. По жесто́кости пытокъ и спо́собамъ убійствъ концлагерь Ясе́новацъ превзошелъ все, что могъ вы́думать и осуществить са́мый извраще́нный умъ... Читать далѣе: Корни происхожденiя идеологiи «православный-фашизмъ».

Comments Disabled:

Comments have been disabled for this post.

?

Log in

No account? Create an account